Криптовалюты

Доллар - 67,11

Евро - 76,47

Тенге - 0,18

Интервью3502

Александр Маланичев, полковник ФСБ в запасе

Александр Маланичев, полковник ФСБ в запасе

«Есть немало вещей, которые сближают сотрудников органов безопасности, работающих вместе. Есть моменты, когда возникает не то что стена, но какая-то дистанция между тобой и окружающими».

Полковник ФСБ в запасе, председатель омской региональной Ассоциации работников правоохранительных органов и спецслужб РФ Александр Маланичев поговорил с «СуперОмском» о том, что раз и навсегда меняет в людях служба, кого берут в сотрудники органов безопасности и в чем отличия КГБ и ФСБ.

Александр Иванович, согласитесь ли вы, что ФСБ всегда была окружена ореолом таинственности, а в последние годы становится еще более закрытой структурой?

Я не согласен с тем, что структура с каждым годом становится более закрытой. Когда мы начинали службу в органах безопасности, тогда это был Комитет государственной безопасности СССР - вот это была действительно закрытая организация. Что-то не припомню, чтобы на региональном уровне в тот период имели место какие-либо интервью с сотрудниками или ветеранами органов госбезопасности. С годами система становится все более открытой. Помимо оперативной  работы уделяется должное внимание публичным  контактам — общению в коллективах предприятий, общественных организаций, а также с прессой. Недаром в Федеральной службе безопасности имеются такие подразделения, как Служба общественных связей.

Давно бытует убеждение, что просто так в ФСБ не попадешь. Мы склонны думать, что это правда. Как изменились критерии отбора сотрудников за эти годы?

Подход к отбору кадров, на мой взгляд, остался прежним, то есть очень тщательным. Проверяются состояние здоровья, физическая подготовка, уровень интеллекта, коммуникабельность. Сейчас кандидат на службу в органы безопасности в том числе проходит и исследование в  психофизиологической лаборатории, где специалисты изучают именно эти качества личности. Это направление появилось сравнительно недавно. Я не вправе рассказывать какие-то подробности, но можно узнать из СМИ, что при поступлении на службу в ФСБ используется так называемый детектор лжи. Наверно, так оно и есть. Кода я уходил в запас, эти вещи только начинали развиваться.

Расскажите, как в 80-м году отбирали сотрудников КГБ?

Изучение будущих сотрудников органов безопасности, как правило, продолжалось не менее года и первоначально велось негласно. Кандидаты на службу не догадывались, что их проверяют. И, когда у должностных лиц, отвечающих за подбор кадров, появлялась уверенность, что этот человек отвечает необходимым требованиям для предполагаемой службы и достоин представлять органы госбезопасности, не подведет в сложных ситуациях, ему делалось соответствующее предложение. В дальнейшем изучение шло открыто, мы получали простейшие оперативные задания, и от качества их выполнения принималось окончательное решение. В обязательном порядке в тот период на офицерские должности рассматривались претенденты с высшим образованием, прошедшие службу в рядах Советской армии.

Наверняка вы отлично помните начало своей службы, где вы учились? 

Меня готовили для службы в следственном подразделении омского управления. В это время я учился на последнем курсе юридического факультета ОмГУ. Образование соответствовало будущей профессии, а я готовился  к тому, чтобы стать следователем, судьей или прокурором. Тогда не было разделений на гражданскую либо уголовно-правовую специализации, выпускались юристы «широкого профиля». Многие выпускники нашего потока ушли в правоохранительные, судебные органы, занялись адвокатской практикой. Часть нашла свое призвание в оперативной работе, в которой достигла достаточно высоких результатов. В обозначенный Вами период Омск был столицей оборонной промышленности, «закрытым» городом, поэтому задачи оперативного прикрытия промышленных предприятий решали оперработники, имеющие профильное образование, так сказать,  знающие предмет. Само собой разумеется, что на эти участки оперативно-служебной деятельности направлялись выпускники политехнического института, автодорожного, транспортного.  

Как и сейчас, в то время была обязательна предварительная специальная подготовка. Перед тем, как приступить к оперативной работе, сотрудник направлялся в специализированное учебное заведение, в тот период КГБ СССР, где под руководством опытных специалистов получал необходимые знания. Учеба осуществлялась в нескольких городах Советского Союза, как правило, в течение года. После прохождения спецподготовки молодые сотрудники  возвращались в свои  управления и приступали к работе на вверенном им участке ОСД.

Какие ограничения накладывает работа с секретной информацией?

Служба в специальных структурах накладывает определенный отпечаток, в том числе и на личные качества человека, в первую очередь она дисциплинирует. По моему мнению,  люди, готовящие себя к службе в органах государственной безопасности, предполагают наличие такого рода ограничений. Помните плакат с надписью «Не болтай!»?

Что касается круга общения, то здесь никто не ограничен. Каждый из моих товарищей имеет друзей вне Конторы — это друзья по школе, вузу, армии и так далее.

Безусловно, есть немало вещей, которые сближают сотрудников органов безопасности, работающих вместе. Есть моменты, когда возникает не то что стена, но какая-то дистанция между тобой и окружающими. Особенно это актуально для тех, кто проходил службу в «горячих точках». У них несколько иной уровень общения между собой — некоторые вещи они могут обсудить только внутри небольшого круга своих коллег-сослуживцев.

Вы знаете об этом не понаслышке. Вы принимали участие в контртеррористической операции на Северном Кавказе?

Начну не с этого. Мне повезло, что я начал службу в органах госбезопасности со следственных подразделений - это достаточно элитное подразделение. По Советскому Союзу тогда насчитывалось несколько сотен человек, единицы следователей были в территориальных управлениях. Когда случались преступления, затрагивающие безопасность государства, на их расследование бросались все силы. В тот период террористические акты, массовые беспорядки и иные преступления, относящиеся к нашей подследственности, случались нечасто, поэтому мы хорошо знали друг друга. Возможно, это помогло нам в дальнейшей службе.

В постсоветский период, в силу сложившейся политической и оперативной обстановки, сотрудники территориальных органов безопасности регулярно командировались в Северо-Кавказский регион. В полной мере это коснулось и омского управления. Многие прошли и сейчас проходят эти, не побоюсь этого слова, испытания. К сожалению, не обошлось без потерь - геройски погиб наш товарищ, майор Трикачев А. В., посмертно награжденный орденом Мужества. За участие в контртеррористической операции многие сотрудники нашего Управления получили государственные и ведомственные награды. Достаточно посетить небольшой музей славы сотрудников омского управления, чтобы убедиться в этом. Там,  наряду с фотографиями фронтовиков, имеются стенды, посвященные послевоенному поколению. Как и большинство сотрудников Управления, я был направлен для прохождения дальнейшей службы в Северо-Кавказский регион, где находился более двух лет. Примерно в тот же период руководил одним из Управлений ФСБ этого региона начинавший службу в Омске оперработником подразделения по борьбе с терроризмом генерал-майор Бондарев И. С., в настоящее время заместитель председателя правительства Омской области. Многочисленные государственные и ведомственные знаки отличия свидетельствуют о том, что он достойно представлял сибирскую землю.

Служба на Северном Кавказе позволила мне встретиться с очень интересными людьми. Кроме высоких руководителей, в том числе президента и руководства службы, которое никогда не обходило нас своим вниманием, мы встречались и с представителями культуры. С огромным удовольствием вспоминаю лидера группы «ДДТ» Юрия Шевчука, приезжавшего к нам с концертами.

Как вы приняли решение уйти после 27 лет службы? Как понять тот момент, когда нужно что-то менять?

Я покинул службу по собственному решению и желанию. Можно сказать, что просто «созрел» для этого. Я еще достаточно дееспособен, поэтому после ухода со службы отдыхал недолго - появились предложения. Я думаю, что логическим завершением гражданской службы является работа в известной компании — Страховой дом «ВСК», в которой трудятся ветераны правоохранительных органов вооруженных сил, а также много моих коллег.

Расскажите, что для вас значит 20 декабря?

Пожалуй, это единственный по-настоящему профессиональный праздник, я бы сказал, наш день. Все собираются в обязательном порядке на торжественное мероприятие, чаще – это ДК им. Дзержинского, участвуют сотрудники, ветераны, представители органов власти и силовых структур, как правило, все заканчивается праздничным концертом. С удовольствием вспоминаю, как мы когда-то в этот день собирались в узком кругу сотрудников подразделения — все были родными людьми, наши дети росли вместе, эти отношения сохранились до настоящего времени. 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен.

Перейти к другим новостям из категории "Интервью"
Читать все свежие новости Омска и Омской области