Криптовалюты

Доллар - 63,85

Евро - 70,42

Тенге - 0,16

Собственное расследование14091

Кадетская правда: собственное расследование «СуперОмска»

Кадетская правда: собственное расследование «СуперОмска»

Что скрывается за внешним благополучием кадетской школы-интерната № 9?  Инсайдеры говорят о катастрофе, официальные лица – об успехах. Бизнес на детях – правда или досужие выдумки? Городской департамент образования – куратор или «крыша»?  В чем причина неуязвимости директора Трушкова?

Что скрывается за внешним благополучием кадетской школы-интерната № 9?  Инсайдеры говорят о катастрофе, официальные лица – об успехах. Бизнес на детях – правда или досужие выдумки? Городской департамент образования – куратор или «крыша»?  В чем причина неуязвимости директора Трушкова?

Уникальное для Омска учебное заведение. Именно так нам представлялась кадетская школа-интернат № 9. Почти четыреста мальчишек от младшего до старшего школьного возраста в военной форме. Воспитатели и преподаватели из кадровых военных и правоохранителей. Дисциплина, серьезная физподготовка, шагистика, автоматы, ОЗК – словом, настоящая  суровая мужская жизнь. Наверно, именно в таких военизированных учебных заведениях и должна воспитываться будущая элита российского общества. По аналогии с британскими и американскими милитари скул. И разговор с директором кадетской школы Константином Трушковым только подтвердил наши ожидания.  

Как сказал сам директор кадетской школы-интерната № 9, дисциплина в руководимом им учебном заведении столь сурова, что выпускники, отслужившие в Вооруженных силах, считают условия в школе более суровыми, чем в армии.

«Выпускники сами говорят: «Константин Алексеевич, по сравнению со школой-интернатом армия – это санаторий», – не без гордости отметил директор Трушков.      

Итак, дисциплина, патриотизм, выучка, достижения. Все это, несомненно, присутствует в кадетской школе.  

Разумеется, ободранные стены и общую неухоженность можно списать на недостаток финансирования. Эти огрехи, без сомнения, есть в каждой второй омской школе. Но информация, которую озвучили наши инсайдеры и родители воспитанников, как-то поколебала наши представления о причинах бедности кадетской школы-интерната № 9. В школе существует фонд, который весьма активно собирает деньги с родителей. Как говорят сами родители, по тысяче рублей ежемесячно. При помощи несложной арифметики можно посчитать: почти четыреста кадетов – значит около 400 тыс. рублей в месяц, 3 млн 600 тыс. рублей в  учебный год. Эта сумма как-то не очень вяжется с разрухой, царящей в этом учебном заведении.  

Солидные деньги, ежегодно получаемые руководством кадетской школы от родителей, куда-то исчезают самым загадочным образом.      

В частности, мать воспитанника кадетской школы № 9 Евгения Шафранова подтвердила в разговоре с нашей редакцией, что деньги, сдаваемые родителями, фонд, существующий при школе, тратит на непонятные цели. Мать кадета Алена Чернявская разделяет негодование Евгении Шафрановой. По словам Чернявской, в школе заставляют оплачивать обучение детей «фактически принудительно». Еще одна кадетская мать Галина Нестеренко также возмущена поборами.

«Мы пришли 1 сентября в школу, а детей без оплаты не заселяют в интернат. А еще каждый месяц собираем деньги, а школа вида не имеет. Мы уже обратились в прокуратуру по этому поводу  и сейчас ждем ответа», – рассказала Нестеренко.         

Эта информация наталкивает на мысли о несколько искусственной бедности кадетской школы. Кстати, заселение детей в интернат осуществляется за вознаграждение под предлогом нехватки мебели, белья и прочего. Как говорят наши информаторы, сумма вознаграждения варьируется от 5000 до 10 000 рублей, причем квитанции об оплате не выдаются. Куда расходуются родительские миллионы, непонятно. Но точно не на доплаты учителям.

«Мы в течение года не получали премий, стимулирующих выплат. Нам говорили, что денег на счетах нет. Когда к нам попали копии документов за один из отчетных периодов, то по бумагам оказалось, что все учителя получали премии и стимулирующие выплаты. Эти отчеты отправлялись в департамент образования. Кто пытался возмущаться этой ситуацией – всех выжили. Если раньше были воспитатели и учителя-офицеры запаса, то теперь их остались единицы», – заявляет наш анонимный источник из педагогического сообщества школы.

Как сказал наш собеседник, в школе практически не осталось воспитателей-военных, их место заняли бывшие полицейские. И в этом наш инсайдер почему-то усматривает причину многочисленных фактов пьянства прямо на рабочих местах. По словам инсайдера, пьяную преподавательницу русского языка и литературы кадеты просто вынуждены были выносить из класса на руках.

Наши инсайдеры говорят, что это далеко не все вопиющие безобразия, творящиеся в кадетской школе.  Ученики в это учебное заведение принимаются на платной основе и состояние их психического здоровья руководство не интересует. Якобы за 25 тысяч рублей разового взноса кадетом может стать любой ребенок –даже с психическими нарушениями. Как уверяют наши собеседники, из таких детей, против поступления которых в эту школу категорически протестовал психолог, был создан целый класс в 30 человек. Если умножить 25 тысяч на 30, то получается сумма, ради которой многим можно пренебречь. И эти поборы развращают не только взрослых, но некоторых кадетов.

Наш инсайдер цитирует разговор с одним из кадетов: «Мои родители заплатили столько денег, что вы меня не сможете отчислить».  

Особое внимание наши собеседники обращают также и на общую охрану здоровья кадетов. Заболевшие дети в военной форме нуждаются в особом медицинском контроле,  но состояние медобслуживания в кадетской школе-интернате, если верить нашим анонимным информаторам, вообще можно считать  катастрофическим.

Еще один источник сообщает: «Дети приходят в школу, минуя медицинских работников. Приходят через знакомых, через завуча, через «левое крыльцо», как говорится. В кадетской школе № 9 есть дети с суицидальными попытками, пишут такого рода записки. Очень многие сбегают из школы. В интернате остается около ста кадетов и всего два воспитателя – уследить за детьми они не могут. Нет медицинского работника круглосуточно, хотя интернат круглосуточный. Если с ребенком проблема, то воспитатель тоже уезжает на скорой, чтобы сопровождать его, а остальные дети остаются без присмотра. Надзор поручают старшеклассникам, а они уже изощряются, как могут».  

Наши инсайдеры сетуют, что такое положение дел провоцирует воспитанников к проявлениям «дедовщины».   

К списку обвинений в адрес руководства кадетской школы-интерната наши инсайдеры прибавили и саму организацию учебного процесса.

«Уровень образования в кадетской школе практически на ноле. Многие воспитанники-девятиклассники даже не сдали ЕГЭ. Преподаватели совершенно не заинтересованы в том, чтобы дети получили высокий уровень образования. Хотя звание кадетской школы ко многому обязывает», – сообщает еще один наш источник.

Так это или нет – вопрос, разумеется, в компетенции специалистов.  Но любопытно, что директор школы Константин Трушков согласился на разговор с нами только после приезда представителей городского департамента образования. Странная робость перед журналистами для полковника полиции в отставке.  Можно предположить, что для руководства школы городской департамент образования не только курирующая, но и «крышующая» организация. Возможно, еще и в этом кроется причина неуязвимости директора Трушкова.

По словам наших собеседников, в школе проходили многократные проверки и департамента образования, и министерства образования, и военной прокуратуры. Почему-то эти проверки ничего не выявили. Наш собеседник отметил, что сам директор школы на педагогическом совете пояснил: «Не надо тратить бумагу и чернила. Вы еще не успели положить ручку, а я уже все знаю».  Директор якобы и не скрывает, что в надзорных органах, которые по идее должны вскрывать злоупотребления, у него «везде свои люди».

В свете таких заявлений не стоит удивляться, что собеседники нашей редакции, решившие озвучить такую информацию, попросили скрыть их имена.  Хотя оригиналы записей в редакции, разумеется, есть.  Объективности ради мы предоставляем слово и воспитанникам кадетской школы. Но хотим отметить, что это говорят кадеты, которых в приемную директора пригласил заместитель Трушкова по воспитательной работе. И в такой ситуации ожидать от ребят откровенности было трудно.

Высказывания ребят были вполне нейтральны, а один из трех кадетов, Николай Лепинский, отметил, что в кадетской школе-интернате № 9 «учителя добрые, директор хороший».      

И все-таки озвученные нашими инсайдерами факты несколько разрушают образ господина Трушкова как «хорошего директора», а кадетской школы – как сколько-нибудь приемлемого учебного заведения.  Особенно жаль, что заложниками ситуации становятся романтически настроенные мальчишки, для которых образ человека в форме – это идеал благородства и порядочности. И если информация наших анонимных собеседников правдива, то будущим офицерам в этом учебном заведении вместе с военными навыками привьют и целую коллекцию порочных наклонностей.        

Наша редакция предлагает правоохранителям разобраться, какая из предложенных версий – официальная или инсайдерская – о положении дел в кадетской школе-интернате является достоверной и просит считать этот материал официальным обращением в Военную прокуратуру Омского гарнизона.    
 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен.

Перейти к другим новостям из категории "Собственные расследования"
Читать все новости Омска и Омской области за сегодня