Криптовалюты

Доллар - 65,76

Евро - 74,06

Тенге - 0,17

Интервью1810

Андрей Ткачук

Андрей Ткачук

«Этот человек - глава частного разведывательного агентства. Он открыто заявил, что если Ткачук будет игнорировать его советы – он дискредитирует меня в глазах областного руководства и общественности».

Чиновник администрации Омской области, отвечающий в команде губернатора Виктора Назарова за информационную политику, Андрей Ткачук, утверждает, что решился на столь откровенный разговор не сразу. Почти год он является объектом, безо всякого преувеличения, информационной травли со стороны оппозиционных власти и откровенно враждебных омскому губернатору СМИ. Клевета, личные оскорбления, желание дискредитировать в глазах руководства – фантазия «обличителей» не знала границ. Спустя некоторое время стало понятно, что эта диффамационная кампания управляется из одного центра, а за «независимыми журналистами» стоят вполне конкретные кукловоды, цель которых окружить омского губернатора своими людьми, оказывать на него влияние и решать свои конкретные бизнес-задачи. Сейчас, по словам, Ткачука, маски сброшены, кукловоды, пытаясь нанести решающий удар, опрометчиво засветились.

Об этом в интервью политическому обозревателю РИА «СуперОмск» Сергею Прудникову рассказывает начальник ГУПТР Омской области Андрей Ткачук.

- Чем вызваны или спровоцированы периодические атаки на вас в некоторых городских СМИ. Зная репутацию этих изданий, можно смело предположить, что они отрабатывают заказ. Чей?

Андрей Ткачук: Начну свой ответ с короткой предыстории. Есть у губернатора Виктора Назарова некий советник на общественных началах. Мало кто знает, что он советник, но при первой нашей с ним встрече первым требованием, которое он озвучил, было получение статуса и, главное, он на этом особенно акцентировал внимание – удостоверения советника. В конечном итоге он эти заветные для него корочки получил. И тут же принялся советовать губернатору по самому широкому кругу вопросов. Вдруг выяснилось, что он специалист буквально во всем – от гинекологии до геополитики. Такой вывод можно сделать по интервью этого человека, которые он периодически раздает одним и тем же СМИ. Судя по его заявлениям, он точно знает, чем, например, пиар отличается от пропаганды, великолепно, по его словам, разбирается в общественном и государственном устройстве. Он уверен, что знает, как налоги платить и предприятия развивать. И в промышленности он дока. На первый взгляд, может показаться, что нереализованный наполеоновский комплекс постоянно подталкивает этого человека к тому, чтобы учить всех и вся жизни и работе. На самом деле все сложнее. Являясь бывшим сотрудником органов госбезопасности, а ныне возглавляя частное разведывательное агентство, он представляет интересы крупной ФПГ, в которую входят, в частности, известный омский банк (сам он это отрицает) и завод технического углерода (чего он не отрицает) – крупнейшее предприятие омского региона, зарегистрированное, правда, в офшоре.

- После составленного вами словесного портрета у меня перед глазами так и стоит господин Сергей Мизя, я прав?

Андрей Ткачук: (после некоторой паузы) Позвольте, я все-таки закончу свою историю. Итак, человек, получивший корочки советника губернатора, пытается давать некие советы и вдруг понимает, что в его советах не все в команде губернатора нуждаются. Он вдруг понимает, что его значимость и якобы авторитет под очень большим вопросом. А если не быть столь значимым и нужным, как продвигать интересы собственного бизнеса? Ведь в первую очередь этот человек бизнесмен, коммерсант, который, к слову, очень гордится своей деловой хваткой и коммерческой смекалкой – любит рассказывать историю о своем первом миллионе долларов. В таком стиле он и общается – этот, безусловно, харизматичный и любопытный персонаж.

- Получается, для него главные враги это те, кто не нуждается в советах дилетантов-всезнаек?

Андрей Ткачук: Не совсем так. На уровне государственного управления регионом все сложнее – ставки выше, игроки изощреннее. В качестве объекта воздействия им, судя по всему, выбран ни больше ни меньше – сам губернатор Омской области. Финансово-промышленная группа, которую он представляет, пытается «зачистить поляну» вокруг главы региона, чтобы полностью контролировать «входящий трафик» – то есть информацию, на основании которой губернатором принимаются решения. На их пути оказался, к моему великому сожалению, ваш покорный слуга. Я сейчас расскажу вещи, если задуматься, страшные, но это правда. На первом этапе этот человек открыто предлагал мне советоваться с ним перед принятием любого решения по роду моей деятельности: то есть в сфере внутренней политики и информационной работы. Когда был мной не понят, попытался надавить. И даже открыто говорил моему товарищу Сергею Старовойтову, что если Ткачук будет игнорировать его советы – он дискредитирует Ткачука и в глазах областного руководства, и в глазах общественности.

- То, о чем вы сейчас говорите – очень тревожно. По-сути, речь идет о том, что с помощью шантажа некие офшорные бизнесмены пытаются оказывать влияние на органы государственной власти региона? Получается, он выполняет свое обещание дискредитировать вас, раздавая скандальные интервью?

Андрей Ткачук: Я не хотел бы напрямую связывать угрозу дискредитации и интервью господина Мизи «Бизнес-курсу», но те, кто знает, как обычно развиваются события такого рода, меня поймут.

- В сущности, получается, вам предлагали «крышу» под видом добрых советов?

Андрей Ткачук: Меня, чиновника администрации области, пытались «закрышевать» коммерсанты, и я это прекрасно понимаю. Сначала долго вербовали, благо у вербовщика в этом есть опыт. Было несколько предварительных встреч, как добрых внешне, так и дискуссионных. Но в конечном итоге последовало жесткое предложение в стиле «невозможно отказаться». Было сказано: если Ткачук не будет ходить сюда и получать рекомендации, то не будет работать в правительстве области вообще. И вот после этого разговора в некоторых СМИ стали появляться все эти псевдоразоблачительные материалы. Сначала это делалось, чтобы продемонстрировать собственную силу, взять на испуг. Теперь это уже регулярные атаки. И материалы-то эти сугубо риторические – ни конструктива, ни конкретики. Никто ничего не предлагает, а просто кричит – Ткачук плохой, Ткачука – долой! Вот и вся аргументация. Что касается контрактов и субсидий, самое забавное, что именно эти вот горе-обвинители сами эту практику выстраивали десятилетиями, создали ее. И мне она досталась по наследству. А я, ничего не меняя, просто усовершенствовал некоторые механизмы, попытался сделать ее открытой, справедливой и эффективной. В общем, для того, чтобы информация о деятельности правительства просто и внятно доходила до максимально широких слоев населения. Это же очевидно, что информация должна быть структурирована под конкретную аудиторию. Кому-то интересен экономический аспект, кого-то больше всего интересуют социальные проекты. Как следствие, мое наличие в команде губернатора стало не всем нравиться. И я, естественно, кое-кому мешаю, просто потому, что мешаю. Они не могут обстряпывать свои дела и защищать свои собственные интересы. Интересы коммерческие и корыстные и, кстати, вполне понятные.

- То есть вы хотите сказать, что помимо зачистки пространства вокруг губернатора и продвижения своих бизнес-интересов, эти люди лоббируют интересы аффилированных СМИ. И борьба идет, в том числе, за возможность этим «оппозиционерам» присосаться к региональному бюджету?

Андрей Ткачук: Возможно. Хотя я не знаю точно: пока финансовых планов и бизнес-предложений ни от кого не поступало. А что касается наших контрактов со СМИ, мы совершенно открыты. Некоторые СМИ просто отказывались от конкурсов, в которых я им предлагал поучаствовать. И что любопытно, именно в этих изданиях особенно сильно влияние человека, который и пытался меня «закрышевать». Совпадение из категории объясняющих смысл.

Главный редактор «Коммерческих вестей», уважаемый в журналистских кругах Марат Исангазин даже не скрывает, что этот человек приносит ему материалы и говорит, что их надо разместить на первых полосах. Совсем недавно в тех же «Коммерческих вестях» вышла за подписью главного редактора – вернее, под его постоянным псевдонимом, псевдоаналитическая статья, в которой содержалась эскапада в мой адрес. Как журналист я точно знаю, что этого не писал Исангазин, это не его стиль, не его манера изложения. Но это точно стиль того человека, который пытается влиять на губернатора. Представляете, видимо, он просто заставил главного редактора. Не знаю уж, как он это делал – угрозами или уговорами, но это против любых правил профессии и журналистской этики. Знаете, теперь журналисты «Коммерческих вестей» при встрече стыдливо опускают глаза.

Мотивация этих атак тоже очень простая, как мне кажется. Не сочтите за нескромность, но, похоже, Ткачук стал для этих людей некоторой преградой в деле форматирования сознания губернатора и потому очень мешает.

Мне ведь так и было заявлено – не поддашься ты, мы придумаем какую-нибудь должность типа пресс-секретаря губернатора и поставим на это место своего человека. И все-равно своего добьемся – только тебя уже в правительстве не будет. Так мне было сказано!

- Со стратегией кукловода понятно, но остается открытым вопрос: за этим человеком действительно есть какая-то сила или это искусный блеф, а сам он своеобразный омский Остап Бендер, умело берущий на понт пугливых?

Андрей Ткачук: Понятно, что человек, так умело манипулирующий другими, явно не глуп, хитер и изворотлив. И умеет произвести должное впечатление. Хотя, если откровенно, то на меня он впечатления сильного стратега или манипулятора не произвел. Как знать, может, именно поэтому мы и не сошлись. А ведь, знаете, мы с ним учились в одном вузе на одном факультете, только в разное время. Ирония судьбы – мы с ним коллеги по первой специальности.

- Тогда его обвинения в непрофессионализме в ваш адрес звучат несколько двусмысленно. А он как возник в журналистике?

Андрей Ткачук: Да так же, как и я. Вот и проецирует свои представления о профессии на меня. Но если серьезно: создал впечатление и создал, но если критикуешь, хотя бы предложи что-то взамен. Конкретно покажи, как надо делать, покажи пример. Нет, пока только манипуляции одними и теми же СМИ на основе одной и той же ложно интерпретированной информации.

Тут вот что странно, как в команде губернатора вообще появился такой советник и что полезного он может привнести в работу команды. Этот человек уже «советовал» руководству «Дома печати» за хорошие деньги. Итог советов – банкротство предприятия и увод активов в Москву. Потом этот человек оказался в совете директоров и числе учредителей «Роспечати». Финал – банкротство «Роспечати» и продажа москвичам. И, вот странность, именно этот человек сейчас единственный, кто входит в совет директоров «Роспечати» вместе с москвичами. Этот человек стал консультантом на заводе «Техуглерод», все знают, что «Техуглерод» давно уже не омский. Вдруг оказался в офшоре.

И вот сейчас он стал советником губернатора Омской области.

Как знать, может, теперь уже целый регион ждет банкротство – минимум политическое. Этот человек, ничуть не маскируясь, лоббирует интересы «Техуглерода» и при этом еще и намерен контролировать информационную политику региона, – поневоле возникает вопрос об информационной безопасности территории. А может, и вообще о безопасности, как таковой. Это слишком тесная спайка бизнеса с властью и при этом слишком закрытая для общества. Любая попытка вскрыть такие мезальянсы воспринимается спайщиком как угроза. Так что все материалы, которые появились в прессе за последние полгода против меня – это инсинуации. Все эти «разоблачения» высосаны из пальца от начала и до конца. Классический прием всех манипуляторов – к малой толике реальности подмешивается гигантская порция откровенной лжи. И такая вот информационная стряпня подается потребителю под видом разоблачительной сенсации.

- Да, прием безотказный, но как вы намерены этому противостоять, ведь небрезгливому набрать в рот дерьма и плюнуть гораздо проще, чем брезгливому отмыться?

Андрей Ткачук: Очень образно!Есть только один метод противодействия, который я вижу – максимально честная и открытая работа. Мы с единомышленниками, коллегами стараемся неукоснительно следовать этому принципу. Когда в свое время мы придумывали «Домашнюю газету», мы делали ее под конкретного заказчика и никогда этого не скрывали. Нашей целью было донести информацию о работе администрации Виктора Шрейдера до максимально большего количества читателей. Да, мы получали контракты, но не делали на этих контрактах личного бизнеса. Мы работали для читателя. И это не пафос – это факт. В результате по рейтингу «Домашняя газета» за четыре года существования вплотную приблизилась к «Ореолу», которому уже двадцать лет. По всем опросам, из омских изданий на газетном рынке два лидера: «Ореол» и «Домашняя газета». Причем «Домашке» удалось достичь такого результата за смехотворно короткий срок. Это и говорит об эффективности проекта и об эффективности вложения бюджетных средств. «Домашняя газета» сразу была организована как абсолютно «белое» предприятие. В период войны между Полежаевым и Шрейдером ни одна прокурорская проверка не выявила ни одного нарушения законов. Проверяли нас очень тщательно – и нас, и наших контрагентов. Не было сделано ни одного даже замечания, нет ни одного акта реагирования со стороны контрольных органов. Хотя за этими проверками стояли очень серьезные противники Виктора Шрейдера.

Сейчас деятельность ГУПТР тоже ведется совершенно прозрачно. Мы немедленно выставляем в Интернете все свои конкурсы с подробным описанием условий и приглашаем буквально все СМИ в них участвовать и честно выигрывать. Мы уже провели больше десятка конкурсов и заключили контракты с двадцатью СМИ. Но истерику вызвал только один контракт, а ведь мы с различными СМИ заключили контрактов на пятьдесят миллионов рублей. Вот заметили только «Домашнюю газету», но что делать, если это издание работает лучше всех остальных. У этой газеты одни из самых высоких рейтингов в городе. При помощи этой газеты с реальным тиражом более пятидесяти тысяч экземпляров можно доносить неискаженную информацию, этот огромный тираж реально доходит до читателя. Это, к слову, следует учитывать некоторым изданиям с дутыми тиражами. Их продукция продается в киосках в лучшем случае в количестве трех тысяч экземпляров в неделю. Вот и сравните, три тысячи или пятьдесят непосредственно в руки читателям. Вот это и есть эффективное расходование бюджетных средств. Но, повторюсь, возможность участвовать и выигрывать конкурсы есть буквально у всех СМИ. Другой вопрос, некоторые издания на это сознательно не идут, оставляют за собой возможность обливать грязью заказанного персонажа. И получать за это деньги.

- Получается, им эти конкурсы ни к чему, они давно и конкретно продались, а теперь отрабатывают деньги покупателя, не гнушаясь средствами?

Андрей Ткачук: Разумеется. Если такие издания, как «Ореол», «Бизнес-курс», «Коммерческие вести» отказываются от конкурсов на освещение деятельности правительства, то это значит, что им, скорее всего, уже заплатили. Заплатили, например, за раскрутку такой вот надуманной темы – мол, губернатор Назаров ненадолго и давайте порассуждаем, кто же будет следующим? Обыкновенная провокация со стороны лиц, которые ну очень бы хотели сместить Виктора Назарова и сесть на его место. Может, еще и поэтому некоторые издания отказываются от участия в конкурсах. Такая, знаете, своеобразная этика – если взял деньги у одного, нельзя брать у противоположной стороны.

- Напоминает этику сознательной такой проститутки, вам не кажется.

Андрей Ткачук: Согласен. Такой уж у нас сложился рынок СМИ. На самом деле не ангажированные третьими лицами издания совершенно спокойно участвуют во всех, проводимых нами конкурсах, получают контракты, освещают деятельность областного правительства. И это уважаемые издания, такие как, например, «АиФ», «Комсомольская правда», «Аргументы недели», «Четверг», «МК в Омске», «Российская газета», «Эксперт», с нами работают все омские телекомпании (кроме ОТК), словом, подавляющее большинство СМИ, работающих на территории региона. Это добротные издания и авторитетные редакции. И, кстати, им никто не запрещает конструктивной критики. СМИ и должны указывать на ошибки, только на настоящие, а не придуманные.

- Пожалуй, не стоит путать критическую статью и пасквиль – это совершенно разные жанры. И чем все-таки вся эта чернушная кампания, направленная против вас, а если шире – то против всей команды действующего губернатора, закончится?

Андрей Ткачук: Знаете, должность начальника ГУПТР всегда была «расстрельной», это место концентрации негатива и вечный объект критики, и я в этом вполне убедился. Но я пришел работать в команду губернатора Назарова еще и потому, что он человек искренний. Это подкупает, и это его главная заслуга, но, парадокс, что именно это качество воспринимается пройдохами, как слабое место. Однако для меня это как раз признак силы, и я с удовольствием работаю в его команде просто потому, что вижу – действующий омский губернатор пытается изменить ситуацию, да и просто стремится отставить после себя добрый след. Пусть ему пока не хватает опыта и умения в отдельных вопросах, но он очень быстро учится и напитывается знаниями. Потому что у него есть цель. И мне это откровенно импонирует. Я вообще по-человечески очень ценю созидателей. Для меня и журналисты делятся на три категории: созидатели, разрушители и пиявки. Созидатели – это те, кто постоянно создает новые проекты, раскручивает их, совершенствует.

- Например?

Андрей Ткачук: Пожалуйста, Елена Чентырева, Сергей Старовойтов, Сергей Сусликов, сегодня еще и Павел Паутов. Можно к ним по-разному относиться, но то, что они уже успели создать, этого не отнимешь. А есть еще журналисты – разрушители. Им комфортно только в состоянии войны, у них почти физиологическая потребность поливать кого-то грязью, они просто не замечают хорошего. Ну и третья категория – это пиявки, присосутся к какому-нибудь изданию и пьют из него соки до самой старости.

-Что-то мне подсказывает, что вы говорите о печально известном ресурсе, который в среде журналистов получил название «Дезинформ»

Андрей Ткачук: Да, к сожалению, есть ресурс, который уже заработал себе скандальную репутацию. А как объяснить это иначе: ушел человек из областной власти, вдруг оказался владельцем информагентства и пользуется этим ресурсом, считая его своим.Остаются вопросы. На какие деньги был куплен раскрученный и авторитетный информационный ресурс? Где бывшая чиновница со скромной зарплатой начальника ГУПТР набрала такую сумму? А если сумма сделки была мизерной, то не считать ли эту сделку фиктивной?

-А к какой категории вы относите себя?

Андрей Ткачук: Очень бы хотелось, чтобы к первой. Все-таки и с моим именем связано появление и «Домашней газеты», и агентства «Омск300», и, отчасти, РИА «СуперОмск». Да и сейчас мы в ГУПТР, по сути, по новой создаем районные газеты. Все-таки удалось сделать их более презентабельными что ли, а впереди еще работа с качественным наполнением и увеличением подписки. Сегодня и подписка у этих газет увеличилась, и доходы от размещения рекламы, да и просто они стали интереснее. Поэтому мне даже приятно, что сегодня практически все новые проекты, появляющиеся в Омске, связывают с моим именем. Недавно, кстати, привязали меня к новому интересному деловому журналу «Семь», появившемуся зимой. Это только подтверждает мою, хочу надеяться, обоснованную претензию на созидательность.

P.S. Интервью с Андреем Ткачуком я хочу закончить небольшой и абсолютно правдивой историей, рассказанной известным в Омске журналистом и издателем. Итак: кабинет крупного омского издателя. В кабинете двое – издатель и отставной подполковник КГБ. Заходит главный бухгалтер с документами, которые хозяину кабинета необходимо срочно подписать. Отставник на глазах у бухгалтера вдруг падает издателю на грудь и начинает изливать дружеские чувства. Издатель в легком шоке: ни совместных рыбалок, ни походов в бань на его памяти не было. Но документ подписан, бухгалтер уходит, отставник немедленно успокаивается и просится в туалет. После посещения оного возвращается в кабинет, прощается с хозяином кабинета и уходит. Через несколько минут в кабинет забегает бухгалтер в поисках подписанного документа. Документ не находят, но восстанавливают картину произошедшего. Отпросившись в туалет, отставник немедленно направился в кабинет бухгалтера, минуту потрепавшись ни о чем, просит у бухгалтера полстакана воды – таблетку запить. Пока бухгалтер ходила за водой, отставник выкрал у нее из папки подписанный документ. Вскоре этот документ появился в одном омском издании, правда, оброс при этом двусмысленными комментариями и намеками. Встретившись с оболганным издателем после публикации, отставник ничуть не смутился, а только дал понять обкраденному, что дело, мол, прошлое и не стоит обращать на это внимания. Вороватый отставник пошел в гору, а печатник призадумался – может, у плаща и кинжала бывают не только рыцари, но и воришки с замашками лавочника.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен.

Перейти к другим новостям из категории "Интервью"
Читать все свежие новости Омска