Криптовалюты

Доллар - 65,76

Евро - 74,06

Тенге - 0,17

Интервью2609

Тарас Бурмистров, писатель

Тарас Бурмистров, писатель

«Украинский язык – недоделанная мова. Простенькие вещи обсуждать на украинском можно, чуть более сложные – нельзя. Целая череда украинских крупных культурных деятелей сделала свой выбор – говорить, писать и проповедовать на русском языке».

Летчики, обстреливающие Донбасс, переговариваются на русском языке (и их русский язык – гораздо чище, чем у их жертв). Ликвидационные отряды, воюющие против ополчения, говорят на русском языке. На украинских форумах 95% записей – на русском языке.

– А на каком им еще говорить? Украинский язык – совершенно недоделанный. Объясниться на нем невозможно. Он подходит для обсуждения (и взаимного понимания) крайне ограниченного набора предметов, преимущественно бытового характера. Чуть что более сложное и «умственное», отвлеченное – надо переходить на русский или английский, или еще какой-нибудь приличный язык, иначе просто ничего не понятно будет. Я владею обоими языками почти одинаково. Когда читаю по-украински, не приходится делать никаких усилий, просто не замечаю, что это не русский (с оговоркой выше). Разговорная практика в последние годы страдает по понятным причинам, но это не так важно.

– Мое чуткое ухо филолога-любителя четко отмечает и фиксирует, когда люди, при мне говорящие на украинском, переходят на русский или вставляют русские слова. Это всегда связано со сменой тематики. Простенькие вещи обсуждать на украинском можно, чуть более сложные – нельзя. Исторически это связано с выбором украинского народа. Украину с Россией соединил не Богдан Хмельницкий и не Переяславская рада. Это было одномоментное политическое решение, не более того. Но потом целая череда украинских крупных культурных деятелей сделала свой выбор – говорить, писать и проповедовать (речь о священниках) на русском языке. Я листал вчера томик Сковороды (Киев, 1972), письма к родным у него на украинском, все творчество – на русском. Эта история (исход из одного языка в другой) происходила на протяжении полутора веков, от Феофана Прокоповича (кстати, прекрасный писатель) до Гоголя.

– В начале XVIII века русский и украинский языки находились примерно на одном уровне развития. В XVII веке, пожалуй, украинский и превосходил – он был более богат, гибок, развит и способен к передаче более сложных мыслей, чем русский. Потом Россия вошла в тесное соприкосновение с Европой. Языка стало не хватать. Вы думаете, русские дворяне так упорно говорили по-немецки (примерно до 1740 года), а потом по-французски (вплоть до Кисы Воробьянинова) просто в силу моды или чего-то еще такого же наносного и случайного? Как бы не так. Просто – опять же – языка не хватало. Когда на Смоленской дороге в 1812 году собралось едва ли не все русское дворянство,  они, разумеется, общались между собой на французском. Русский они прекрасно знали, но тут дело серьезное: надо быстро обсудить важные вещи и ПОНЯТЬ друг друга. А на бивуаке (опять же, гм) у костра можно и побаловаться, поговорить по-русски. Но тоже – не очень увлекаться. Колоссальные усилия Батюшкова, Пушкина, Вяземского, Лермонтова, Гоголя взорвали наконец русский язык, так что он стал похож на человеческий. Наши изумительные достижения в ХХ веке, причем в областях, далеких от словесного творчества – в музыке, математике, физике, технике, обусловливаются только этим и напрямую восходят к Пушкину, Батюшкову и Киреевскому. Говоря на таком языке, уже можно и философствовать, и продумывать головокружительные математические построения.

– Это было сделано в XIX веке, но работа (и очень интенсивная) велась уже в XVIII. Причем украинцы тут сделали больше, чем русские. То ли потому что более талантливы (кто знает), то ли потому что в силу большей близости к Европе раньше растормозили свой язык и мышление, то ли потому что перелицовывали мысленно свои великолепные риторические ходы и приемы с одной лексической основы на другую, это хорошая кнопка «турбо» для мозгов.  Загляните в фундаментальный труд академика Виноградова по истории русского языка – там даже по оглавлению все видно. Весь период XVIII века – это история мощного украинского влияния. Помнится, еще Сумароков жаловался на засилие каких-то хохлов в русской литературе, настоящему русскому писателю (как сам Александр Петрович) просто не поднять голову.

– Русский язык, как мы его знаем и используем сейчас, сделали украинцы. Это их заслуга. Ушло на это 150 лет. Одновременно собственно украинская ветвь чахла и глохла. Столь же быстрыми темпами, какими развивался русский, приближаясь к уровню мировых языков. Ею просто никто не занимался. Все сбежали оттуда (даже те, кто физически не переместился, как Сковорода). Еще раз: это был ИСТОРИЧЕСКИЙ ВЫБОР УКРАИНСКОГО НАРОДА. Сделать ОДИН хороший язык – и на великоросской лексической основе.

 – Вот декларация Гоголя: «Нам надо писать по-русски. Надо стремиться к поддержке и упрочению одного, владычного языка для всех родных нам племен. Доминантой для русских, чехов, украинцев и сербов должна быть единая святыня – язык Пушкина, какою является евангелие для всех христиан, католиков, лютеран и гернгутеров». Это были великие люди. Не потому, что они приняли именно такое решение (могли принять и другое). А потому что у них сил хватало на целое СОЗДАНИЕ ЯЗЫКА.

– НА ЧТО сейчас рассчитывают эти пигмеи в вышиванках, сидящие в радах и бузящие на майдане? На то, что они переломят волю Гоголя и Сковороды? Дальше три страницы заполните мысленно словами «ха-ха». Решение было принято ТОГДА. Это был свободный выбор украинских культурных деятелей, и если кто-то думает, что он может с пол-пинка переломить трехвековые языковые тренды, ему место в сумасшедшем доме.

– Что мы имеем по итогу? Украинский язык провалился даже не в состояние XVII века, а еще раньше. Использовать его в принципе можно – но ваше мышление будет насильственно удерживаться на том же уровне, 400-летней давности. Голова упрется в низенький-низенький стеклянный потолок. Попробуйте для прикола попишите посты и комментарии с месяцок на русском языке времен переписки Грозного с Курбским. Если этот tour de force удастся, вы явственно ощутите, как у вас сплющатся мозги.

– Но это ладно еще. Можно поставить еще более сомнительный эксперимент и вырастить детей в такой (искусственно отделенной от окружающего мира) языковой среде. Жили же люди в XVI веке – и этих такими же сделаем. И вот исполняется им 20 лет, и они попадают на войну. В столкновение с отрядом, который говорит на нормальном современном русском. Через полчаса от этих детей из языковой пробирки останутся только ошметки. Какой бы у них ни был (предположим) военный гений и физическая подготовка. Язык – основа всего.

– Украинский язык уничтожен за много веков до того, как мы родились. Теоретически сейчас из этой аморфной массы можно сделать язык – удалось же израильтянам. Но это надо работать немножко по-другому. Не так, как сейчас работают в Киеве и Львове.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен.

Перейти к другим новостям из категории "Интервью"
Читать все последние новости Омска