Криптовалюты

Доллар - 64,20

Евро - 70,67

Тенге - 0,16

Скандалы3804

Учителя кадетской школы-интерната в Омске пожаловались на принуждение к поборам

Учителя кадетской школы-интерната в Омске пожаловались на принуждение к поборам

Под конец учебного года департаменту образования выпал нежданный экзамен - на выдержку.  Не в первый раз здесь выслушивают жалобы на руководителей школ, но подобных, пожалуй, еще не было. Рукоприкладство, сексуальные домогательства, аморальный моральный кодекс - в подобных обвинениях можно усомниться с порога - слишком неправдоподобны в контексте омской школы.  Но вот о поборах с родителей - выслушать можно. Тем более если о них сообщают не родители - а педагоги. Александр Дик всего год работает в школе, ему сразу дали  классное руководство. И не сразу, но обязали «работать» с родителями.

«Начались постоянные, раз в месяц - соберите с родителей то по двести, то по тысяче. Потом говорит, не умеем работать с родителями, если маленькая сумма, например», - рассказали в департаменте учителя школы.

Это педагоги кадетской школы-интерната, которую бывшая глава департамента образования Екатерина Спехова объединила с другой школой - для трудных подростков. Среди 150  учащихся в этой школе, по словам самой же Спеховой, даже бывшие малолетние зэки. Понятно, что сам факт объединения среди кадет, их родителей и педагогов, вызвал нешуточный резонанс.

«Я скажу, когда вот была у нас Екатерина Витальевна, и мы собирали весь педколлектив двух школ, тогда вставали товарищи со 153 школы и говорили, что нам  пообещали, что после объединения мы будем работать здесь. Мол, нам  так пообещали. Они всегда так говорили: у вас наш директор, у вас наш  завуч -  почему мы должны искать другие школы?  мы говорим, что  у нас полный штат -  ничего, нам  пообещали, что мы будем работать у вас», - продолжают учителя.

По задумке департамента образования, кадеты должны были стать наглядным примером, образцом для подражания, стимулом для исправления -  для «сложных» детей. Поэтому в 2015 году и было принято, как казалось, стратегическое решение: объединить две школы. Девятую и 153-ю. Девятую к этому времени уже возглавлял Леонид Соловьев. Но прежде он был директором 153-ей. И завуч тоже оттуда. Открыто никто не говорит об объединении, как о лобби заинтересованных лиц. Но педагоги кадетской школы полагают, что после объединения их интересы пострадали.

«У нас все внаглую делается. У нас коллектив запуган, нас много людей поддерживают, но мало кто решается об этом сказать вслух и идти вместе с нами. А если  кто-то приезжает с администрации, вот Спехова когда у нас была, то происходит простой отрепетированный спектакль. Все по сценарию, такое ощущение. Человек может встать и бить себя в грудь, что все хорошо и нет проблем. Но большинство все-таки или молчат, или вот таких не подддерживают», - говорят педагоги.

Одним из «лишних» учителей стал педагог-воспитатель Владимир Морозов. Работает он в этой школе уже десятый год, ведет уроки технологии. Под его руководством у мальчишек заметно повысилась успеваемость. Несмотря на популярность среди детей, на работу трудовик ходит без былой охоты. Не понимает, и не принимает методы руководства.

«Используются методы, как в политике: двойные стандарты. Учителей, которые нужны, с них не требуют объяснительные по поводу того, что им не нужно заполнять электронные дневники. Тех учителей, которые считаются неудобными, постоянно требуют какие-то объяснительные писать. Создаются тяжелые условия», - рассказывает учитель технологии, воспитатель кадетской школы-интерната Владимир Морозов.

За всем учебным процессом в объединенной школе-интернате следят 28 педагогов и 20 воспитателей. Среди них только восемь осталось из прежнего состава. Педогический корпус кадетской школы частично заменили преподаватели из школы 153-ей, частично наняли новых. При нагрузке 30 часов в среднем  учителя зарабатывали по 22 тысячи рублей, воспитатели могли еще дополнительно получить примерно по 7 тысяч. Этих денег вполне хватало Надежде Герр. Она работала психологом в школе-интернате, одновременно была классным руководителем. Она уволилась почти полтора года назад. 

«Он не чист на руку, я вам  честно скажу! Вот у него были замы, я откровенно говорю, это те люди, которые реально много делали. Они при мне за собственные деньги положили асфальт перед школой, привозили мусорную технику.  Делали все во благо, а этот считал, что все где-то воруют. А сейчас приведу грубый, но реальный пример. У него была карточка «Бауцентра», там начисляются бонусы. Так вот, он брал свою собственную карточку, не то, что это пойдет в прок школе – нет. Он на эти бонусы себе оторваривался. Это тоже считается, ну сосвсем не очень», - говорит бывший психолог кадетской школы-интерната Надежда Герр.

Здание Кадетской школы было построено в Советском округе еще в 1961 году. Долгое время было желанным местом учебы для мальчишек со всего города. К ее выпускникам вполне было применимо: поэтом, то есть, военным можешь ты не быть, но гражданином быть обязан. И воспитание позволяло. Распорядок дня остался прежним: с утра занятия в классах, после обеда - на свежем  воздухе. Учащиеся выглядят довольными. Чего вовсе не скажешь об учителях. Например, Оксана Александровна. Учительница русского языка подозревает, что места в учительской нарочно освобождают от прежних работников.

«Очень многие учителя ушли. Их просто вынудили уйти. У них возникли проблемы со здоровьем. Терпеть дальше некуда. Они были вынуждены подать заявление об увольнении, и после разговора с администрацией школы они были просто в шоке. Люди в лице менялись и очень быстро уходили. Даже никак не комментируя. А потом, когда мы их встречали, после того, как заявление было написано, они рассказывали многие вещи, что пытались обращаться в тот же самый департамент образования, и рассказать, что их вынудили уволиться. Обращались они и в другие инстанции, но ответ был один: что вы хотите, вы же уволились добровольно, поэтому какие могут быть претензии? Видя такие вещи, естественно, напряжение в коллективе растет», - говорит Оксана Сенина.

По собственному желанию - такую формулировку указала в заявлении на увольнение Ольга Черемисина. Она  работала в школе социальным педагогом. Но сейчас заявляет – «по собственному» писала отнюдь не по собственному желанию.

«Я, как и большинство, процентов, наверное, 90 педагогов, мы все написали заявление по собственному желанию. Но мы все были вынуждены уволиться из-за той политики, которую проводит Соловьев. Она выражается в оскорблении учителей. Когда учителя собирают деньги с родителей, и они не могут собрать нужную сумму, то господин Соловьев их называл экстремистами», - говорит бывший социальный педагог кадетской школы-интерната Ольга Черемисина.

Учительница иностранных языков Оксана Дик - среди тех, кто еще работает.  Но зарплата, говорит, стала меньше. Из-за того, что уменьшилась нагрузка.

«Я взята учителем по договору на 30 часов. В прошлом году меня просто поставили в известность о том, что взята еще одна учительница немецкого языка, хотя у нас не было никакой необходимости в этом. Я веду два предмета, у меня отобрали часы немецкого языка и я добираю оставшиеся часы английским. Надобности в этом не было. У нас было всегда четыре учителя, все справлялись. Было достаточное количество часов, а теперь мы сидим на 20, 24-х часах», - отмечает Оксана Дик.

Историк Александр Дик в кадетскую школу-интернат пришел работать сразу после университета. Это он сообщил в департамент о поборах, которые его вынуждают вести среди родителей своих учеников.

 «Смущают постоянные поборы с родителей. Эти поборы постоянно происходят не через родительские комитеты, а через классных руководителей. Я у шестого «второго» был классным руководителем, и чуть ли не каждый месяц я собирал деньги. На всякие мелочи – то на какие-то шарики, то на какую-то посуду, то на какие-то косынки работникам столовой. Постоянно с нас собирали эти деньги. Если же мы не собирали какую-то сумму определенную или отказывались собирать, то нам говорили, что мы неэффективно работаем. Таким образом, мы попадали в категорию нехороших работников. Это значит, что на нас будут косо смотреть: мол, вы не можете работать. На нашу работу и взаимоотношение наше с родителями никто уже не смотрит.

Естественно, это аморально. Вот эти добровольные в кавычках пожертвования родителей, они должны идти от чистого сердца. А то, что идет разнорядка, а мы как какие-то подручные это все собираем, для меня это неприемлемо», - заявил учитель истории и обществознания школы Александр Дик.

Сейчас это бюджетное образовательное учреждение Омска - школа-интернат №9.  К ней есть внимание со стороны властей, со стороны казачьего корпуса. Практически отсюда стартовала Эстафета Памяти - 2018.  То есть, трудно усомниться в отсутствии бюджетного финансирования - на те же косынки для кухни.

«Все суммы проходят через квитанции. Если раньше указывалось, что это добровольные родительские пожертвования, то сейчас это просто расчетный счет, добровольно-принудительно. Мы не знаем, куда эти деньги уходят, нам бы хотелось от него хоть раз увидеть какие-то отчеты. Раньше, когда мы учились в простой школе, директор показывала и приход, и расход. Все это было открыто. Тогда все было прозрачно, а сейчас мы совершенно не понимаем, куда уходят наши деньги», - рассказывает мама учащегося кадетской школы-интерната Наталья Захарова.

Родители Наталья Кириленко (слева) и Наталья Захарова (в центре)

К слову, о кухне. Судить о косынках родители не берутся. Но вот о качестве питания речь заводят.

«Приходят и всегда говорит, мама привези что-нибудь. Бабушка тут же печет печенья его любимые, и мы ему увозим. Постоянно приходит домой в субботу, а там крошки хлеба сушеного, куски. Дети до того голодные, кормят то картошкой несвежей, то рыбой протухшей. Так они так и говорят, что невозможно есть», - рассказывает мама ученика кадетской школы-интерната Наталья Кириленко.

«Естественно, мы задали вопрос, почему наши дети ходят голодными и почему так отвратительно готовят?  А на одном из собраний директор Соловьев сказал:  а вы знаете, почему Спехову сняли? Так у нас кредиторская задолженность - шесть миллионов. Из них половину уже погасили, это его слова. Их слышала вся школа. Это значит, мы должны поставщикам шесть миллионов», - говорит член родительского комитета кадетской школы-интерната Наталья Яркова.

Наталья Александровна радовалась, когда ее внук поступил в кадетскую школу. Учиться здесь внуку нравится. Собирается стать военным. Ради его будущего бабушка готова все вытерпеть. Ну, или почти все. 

«По поводу качества преподавания очень большой вопрос, потому что есть разница, когда педагог работает в нормальной обыкновенной школе с института, и она знает, как объяснить что-то детям доходчиво, на что акцентировать внимание, возможно, дать дополнительное задание. Но эти педагоги ведут себя нет так. Вот ей дали тему, на этом уроке она должна тему объяснить, и все. Она объяснила, и все.  Там  в классе списочный состав - десять человек, а присутствуют 3-4  ребенка, а там один с похмелья, второй с похмелья. И детям там ничего не нужно, и родителям тоже. У нас совсем другая ситуация», - продолжает Наталья Яркова.

По просьбе учащихся - их лиц мы не показываем. Ребята боятся какого-либо преследования, а им еще учиться. Но и молчать не в силах. Иначе какими они тогда будут защитниками Родины, если сейчас не смогут отстоять собственную школу от неправильного учителя.

«Бил он нас такой палкой, как прут бамбуковый. Часто он бил моего друга, ученика из моего взвода. Объяснял он наше избиение тем, что мы себя плохо ведем. На собрании, когда я ему высказал, что он нас бьет прутом, он говорит, что мой друг криво стоял, потому он и получил по спине», - рассказал один из учеников.

Поддержку учащиеся нашли у Владимира Владимировича. Не президента, говорят, но тоже хорошего человека. Это учитель технологии, который вел коллег на прием в департамент образования.

«Владимир Владимирович - очень хороший  человек.  Мы находим только с ним общий язык всем взводом. Он часто говорит с нами и делится с нами. Часто рассказывает нам  про то, как он воевал в Чечне, часто говорит нам, как важны товарищество и дружба, учит нас тому, что нам нужно стоять горой друг за друга. Мы уважаем его и любим, и не хотим, чтобы с ним что-то случилось», - говорят ученики.

Делятся учащиеся и по-настоящему тревожной информацией. Здесь даже семиклассники знают, чем различаются одурманивающие вещества. 

«Ну, некоторые употребляют у нас.  Прячутся в туалете от учителей и  употребляют. Иногда, когда мы заходим в туалет, они сидят компанией, кто-то один смотрит, чтобы никто не заходил, если он заходит, то тут же говорят, все прячте все. Такое происходит от одного до трех раз в неделю», - рассказывает один из учеников.

Директор кадетской школы-интерната Леонид Соловьев дал свой комментарий после похода учителей в департамент образования:

«Я, честно говоря, удивлен этой информации. Даже нечего сказать по этому поводу, потому что никаких угроз пока не поступало. Я думаю, это в связи с тем, что в отношении одного из воспитателей отдел полиции проводит проверку по факту рукоприкладства. Думаю, тема оттуда и вытекает», - сказал Леонид Соловьев по телефону.

Более подробный комментарий Леонид Соловьев обещал дать позднее, но так и не дал.

Скандалы вокруг кадетской школы-интерната № 9, о которых ранее неоднократно сообщал «СуперОмск», не утихают. И вот - назревает новый скандал.

Между тем, в департаменте образования со вздохом принимают жалобу и назначают проверку. Игнорировать сейчас - не то время. Прежнего директора департамента увольняли с комментарием от мэра: мол, плохо отрабатывает обращения.Так что, это обращение, да еще коллективное, придется отработать хорошо. Правда, месяц на это дается. А к тому времени в городских школах начнется экзаменационная кампания. И посторонним вход воспрещен будет еще строже.

«Письменное обращение от вас у нас есть, поэтому, согласно законодательству, мы будем работать с вашим обращением. До вашего сведения доведут о том, какие меры будут приняты. Будем в ситуации более детально разбираться», - заявили в департаменте образования Омска учителям.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен.

Перейти к другим новостям из категории "Скандалы"
Читать все последние новости Омска