Криптовалюты

Доллар - 64,31

Евро - 72,10

Тенге - 0,16

Аналитика1954

ИТОГИ НЕДЕЛИ: повышение цены на проезд, отмена компенсаций за семейное образование и арест главного пристава

ИТОГИ НЕДЕЛИ: повышение цены на проезд, отмена компенсаций за семейное образование и арест главного пристава

Проезд в Омске станет самым дорогим в Сибири

В среду, 28 ноября, на пленарном заседании горсовета Омска утвердили повышение стоимости проезда. Ранее муниципальные перевозчики потребовали увеличить проезд в подведомственном им общественном транспорте с нынешних 22 рублей до 30 рублей наличными и 25 рублей по безналичному расчету по карте. Предполагается все частные маршруты сделать регулируемыми и платить перевозчикам, исходя не из числа перевезенных пассажиров, а от количества отработанных километров. В случае отказа на повышение участники рынка намекали на коллапс на рынке пассажирских перевозок города. Ведь ежегодно из скудного бюджета города на компенсацию межтарифной разницы требовалось выделять 1 млрд рублей.

Протестовать принялись было депутаты-коммунисты, но в «штатном режиме»: традиционно уведомили общественность о своем несогласии с повышением, но каких-либо механизмов снижения не предложили, ограничившись дежурным пикетом без голодовки. Впрочем, никакого эффекта это не имело, а мэр Омска Оксана Фадина уточнила, что повышение платы нужно, чтобы легализовать рынок пассажирских перевозок. По словам градоначальницы, муниципальный транспорт перевез 70 миллионов пассажиров и заплатил 300 миллионов рублей, а от частников при том же пассажиропотоке поступило 39 миллионов рублей, что, очевидно, свидетельствует, что маршрутчики темнят с отчислениями в казну.

«Мы не перекладываем бремя ответственности на жителей, мы занимаемся оптимизацией. Когда мы приобретали «ПАЗ Некст», то брали во внимание то, что за последние несколько лет пассажиропоток существенно изменился. Жители пересаживаются на легковые автомобили, у нас появляются новые частные перевозчики. Когда пассажиропоток меняется, а с составом транспорта ничего не происходит, получается, что мы возим на некоторых маршрутах воздух. Но это не значит, что не будут приобретаться автобусы большого класса. Мы разговариваем с компаниями, работающими на метане. И скоро к нам придут автобусы большого класса на метане», – анонсировала Фадина днем ранее на брифинге перед публичными слушаниями в горсовете Омска по стратегии социально-экономического развития до 2030 года.

Комментарий экспертного совета «СуперОмска»:

Нужно отметить, что, если сравнивать регионы Сибири с примерно сопоставимыми условиями, то по количеству поездок в городском транспорте в пересчете на среднюю заработную плату лидером становится Иркутск – здесь в среднем на нее житель сможет делать свыше 2000 поездок. На втором месте – Красноярск, где жители края могут делать в городе в среднем свыше 1900 поездок, на третьем – Кемерово (свыше 1700). В положении «золотой середины» находится Новосибирск (1500 поездок с начала 2019 года, т. е. уже после повышения тарифа до 22 рублей).

Наконец, явными аутсайдерами станут Омск и Барнаул: здесь жители региона смогут на свою среднюю заработную плату позволить себе 1100-1200 поездок в месяц (даже если предположить, что омичи будут рассчитываться исключительно по новой системе электронных расчетов, по 25 рублей, на внедрение которой тоже наверняка уйдут годы – цифра составит около 1300 поездок, т. е. все равно это группа аутсайдеров).

Возникают вопросы и по организации процесса работы с частниками в свете планируемых реформ. Не очень понятно, как последние будут обеспечивать оборот наличными средствами – могут быть его разные форматы: свой ценник в наличных ниже установленного для безналичного расчета уровня в 25 рублей; порча или отключение устройств на эквайринге; различные формы его обхода через собственные безналичные альтернативы. В любом случае одним муниципальным транспортом перевезти всех пассажиров никак не удастся, и муниципалитет не сможет просто снимать с маршрутов частников с их хитрыми схемами, которые вне всякого сомнения появятся уже в ближайшее время.

В целом нужно отметить, что повышение нерегулируемых тарифов в Омске серьезно превысит не только среднюю инфляцию, которая замедлилась до 2-3 %, но и побьет все уровни отложенных ожидаемых повышений. Например, родительская плата за детский сад повышается на 4-42 %, т. е. даже «в среднем по детскому садику» – на 20 %, на столько же уже подорожал хлеб. На 13-36 % (т. е. «в среднем по автобусу» на 24 %) дорожает общественный транспорт, но абсолютным лидером станет для омичей «налог на мусор»: он вырастет сразу в 3-5 раз (но здесь нужно отдать должное координации действий чиновников Минстроя и Минтруда: в данном случае хотя бы предусмотрены 50-процентные льготы по мусору для малоимущих и заморожен тариф на капремонт).

В итоге, как мы видим, у нерегулируемых централизованно тарифов и цен на товары первой необходимости по окончании губернаторской кампании и до начала следующего электорального цикла по выборам депутатов Госдумы поводья тарифов отпущены. Они выросли в 3-5 раз быстрее регулируемых (то же повышение тарифа за содержание жилого помещения с 1 января, согласно постановлению мэра Фадиной, составит в среднем 6,5 %, хотя, согласно постановлению, подписанному премьер-министром Медведевым, тарифы на услуги ЖКХ вырастут в 2019 году дважды: с 1 января – на 1,7 %, а с 1 июля – на 2,4 %) и почти в 10 раз выше коэффициента инфляции.

Средние же заработные платы в регионе растут на уровне, лишь немногим превышающем инфляцию. Это в совокупности с отрицательным миграционным сальдо,  во многом формируемым за счет групп населения в премиальном сегменте потребления, ведет к застою на строительном рынке, к тому, что Омск фактически стал российской «столицей подержанных автомобилей», к задержкам развития торговых сетей и существенному снижению ценовых линеек ретейлеров, массово переходящих в своих омских маркетинговых стратегиях на экономкласс. Следующим витком ситуация ударит уже по местным производителям товаров и услуг, которые в итоге станут гораздо более остро нуждаться в поддержке своей экспортной деятельности, но региональные структуры в данной сфере пока работают по старинке, и по большей части – в интересах крупных производителей.

Стоит заметить, что повышение цены проезда не вызвало никакой значимой реакции населения. Общество в регионе в целом на фоне большинства российских регионов намного сильнее страдает от роста псевдофискальной нагрузки, о недопустимости которой недавно предупреждал Путин, но четкой группы протеста, подобной той, которая «кипела» в свое время при монетизации льгот, сейчас нет. В Омске вообще к настоящему времени не сформированы вертикальные социальные структуры протеста, который в крайних случаях локализован по социальным группам сетевого формата. Для тех же родителей детей на семейном образовании целевая форма протеста – обращаться к лидерам страны и региона, а не выходить с детьми на мороз, штаб Навального – нуждается в хайпе и в инфоповодах, вроде инаугурации президента, но его формат антикоррупционных расследований с анализом динамики цен на проезд и на хлеб никак не бьется.

В итоге фактически регион испытывает сейчас колоссальное увеличение давления по никем не предусмотренным потребительским расходам среднего жителя, но выделить социально активную группу «настоящих буйных» и «наиболее пострадавших» пока некому, хотя искусственное создание протестных очагов, вроде тех же нескольких тысяч «семейников», безусловно, является сильным катализатором, способным вынужденно «научить» омичей создавать вертикальные протестные структуры и отрабатывать их активности.

 

Семейное образование оставили без денег

Так, 29 ноября Законодательное собрание по инициативе Минобразования приняло поправки, предусматривающие отмену компенсаций родителям, чьи дети обучаются на семейном образовании. В итоге изменения удалось продавить, хотя и со скрипом. Депутаты поддержали законопроект в двух чтениях. Однако в итоговом голосовании только 22 депутата проголосовали за, а это ровно половина от всего корпуса народных избранников (44 мандата), и этом при том, что за принятие на рассмотрение было аж 29 голосов, а в первом и втором чтении – еще по 24.

В качестве аргументов для журналистов и общественности были преподнесены истории про некие «злоупотребления», которые допускали родители «семейников», а также ссылка на замечания Контрольно-счетной палаты (хотя очевидно, что протесты на законодательные акты, которые служат поводом для их корректировки, вносит прокуратура, и, судя по всему, КСП была просто выбрана в качестве крайнего для снятия с областного Минобра ответственности). Параллельно подконтрольные областному правительству СМИ заполонили истории, выставляющие детей на семейном образовании чуть ли не дефективными, а их родителей – практически сектантами.

После начавшегося резонанса в проект внесли поблажки – отмена выплат произойдет с 1 сентября будущего года, а не с 1 января. Также министр Татьяна Дернова пообещала сохранение неких адресных выплат, но, по каким критериям будут делить семьи, чиновница пояснить не смогла, пообещав, что ведомство будет разрабатывать механизм поддержки уже в начале следующего года.

Неоднозначная инициатива вызвала массовое недовольство родителей – буквально за несколько дней онлайн-петиция уже собрала свыше 2 тысяч подписей: столько же, сколько петиция за возвращение в список номинантов на имя аэропорта Егора Летова – за целый месяц. Одна из омичек вышла на одиночный пикет и подала заявку на митинг.

Комментарий экспертного совета «СуперОмска»:

Тема  требует самого серьезного, всестороннего рассмотрения. Сама крайняя сомнительность законопроекта отразилась на настроениях депутатов. В течение небольшого времени число голосов поддержки сократилось сразу на 7 человек, что для Заксобрания крайне нехарактерно. Если бы обоснованность отмены была «железной», то наверняка к ее поддержке призвал бы и Варнавский, которому легко удается получать подавляющий перевес по важным голосованиям. Однако в данном случае председатель парламента был сдержан.

Инициатива с самого начала проводилась под завесой тайны и с энергией, явно достойной лучшего применения. Документ был упрятан в недрах «Омской губернии» для антикоррупционной экспертизы не в текстовом виде, а в виде скана – то есть по одной из классических коррупционных технологий, позволяющих скрывать подобные бумаги от поисковых машин во избежание ненужной огласки. Сейчас министерство утверждает, что якобы к нему возникли замечания КСП по поводу формы выплат, но почему-то в самом законопроекте такого обоснования не приводится. Иначе говоря, очень похоже на то, что вся аргументация сочиняется буквально на ходу.

За несколько дней до голосования в подконтрольных СМИ были скоординировано запущены схожие по содержанию материалы, в которых семейное образование рисуется черной краской, едва ли не как угроза обществу. В духе маккартизма, с явными признаками попыток разжигания социальной вражды и ненависти, областной агитпроп начал наступление на родителей и детей на семейном образовании. Так, славящийся продвижением «семейных ценностей» представителями Минобразования в компании с пивоварами областной рупор «12-й канал» договорился до того, что якобы детей на семейное образование загоняют родители, состоящие в языческих сектах.

Материалы специально подаются таким образом, чтобы настроить общественное мнение против «семейников», которые якобы «жируют» на компенсациях, обучая на них своих детей в частных школах (хотя какое отношение выбираемые формы обучения имеют к аттестации, по итогам которой выделялась компенсация – непонятно, а почему чиновники начали бороться как с неким злом с дополнительным образованием – и подавно).

Хотя еще недавно поплатившаяся за это место экс-директор городского департамента Екатерина Спехова высоко оценивала данную форму обучения, теперь, с отсылками почему-то на сельских педагогов, дается несопоставимая статистика о качестве подготовки детей на семейной форме обучения: десять из них выбили с нее за год, не пройдя итоговых аттестаций, хотя если провести полную аттестацию по итогам года для 1200 школьников на очной форме обучения, еще неизвестно, сколько из них объективно окажутся второгодниками (по некоторым данным, госэкзамены фактически проваливают до 18 %), но сопоставимость данных – последнее, что волнует изобретательных авторов законопроекта.

Ими приводятся аргументы, согласно которым в других четырех регионах компенсация составляет 300-1500 рублей в месяц, но ничего не говорится о том, что и средние заработные платы в данных регионах существенно, иногда почти вдвое, выше, чем в Омской области (схожим образом поступил со статистикой директор городского Дептранса Александр Вялков, сравнив как аргумент цены на проезд в Омске с городами-миллионниками центральной части России, в итоге же теперь стоимость поездки в Омске будет самой дорогой в Сибири и существенно выше, чем даже в Новосибирске).

А после принятия Минобр выпустил пресс-релиз, выдержанный в риторике сталинских времен, где, в частности, говорилось, что правом на компенсацию воспользовались несколько семей, проживающих за территорией Омской области. То есть чиновники фактически признались, что сами нарушили свой же приказ, где первым условием для получения компенсации указывается проживание в регионе ребенка и одного из родителей (хотя наверняка крайними и тут сделают городской департамент). Проехалось министерство и по негосударственным образовательным учреждениям, которые  «маскируют» реализацию общеобразовательных программ «консультационными услугами», хотя, еще раз: закон предоставляет родителям право самим выбирать, в какой форме давать семейное образование и какие дополнительные образовательные услуги привлекать для повышения его качества.

Напомним, что Омская область является единственной в Сибири, которая пока еще платит подобные компенсации, выгодно отличаясь этим от соседей. А значит, Минобразования фактически планирует ликвидировать одно из последних социальных достижений, которое ярко отражается на позитивном имидже региона – аналогичным образом уже отменены компенсации за семейные «дома престарелых» и другие областные форматы, реально позволявшие Омской области претендовать на статус региона с развитой сферой социального предпринимательства.

Все это происходит на фоне признаваемой властями невозможности на данный момент выполнить поручение президента Владимира Путина, который предписал организовать к 2025 году обучение только в первую смену. Сейчас, по официальным данным, 14 % ребят в Омской области (т. е. около 30 тысяч) занимаются во вторую смену, при этом почти все они сконцентрированы в Омске, на фоне чего, как черный юмор, смотрятся репортажи по теме семейного образования из отдаленных районов, демонстрирующие как общее место пустующие классы с двумя-тремя школьниками).

Характерно, что при том, что в среднем по стране количество занимающихся во вторую смену за последние годы резко снизилось (по некоторым данным, с 24 до 12 %), в Омской области, наоборот, данный показатель вырос почти на 3 % (менее чем с 12 до более чем 14). И разместить этих городских детей некуда – все классы давно переполнены, и остается только строить новые школы, но необходимые на эти цели 30 миллиардов рублей (практически два годовых бюджета города) означают необходимость выделять ежегодно по 5 миллиардов, т. е. практически – каждый год нужно по полноценной сумме областного софинансирования таких объектов, как метро, аэропорт или гидроузел.

Еще 1200 учеников, возвращения которых в школы с семейного образования госпожа Дернова «не боится» – это дополнительная полноценная большая школа, одно лишь строительство которой потребует свыше миллиарда рублей из бюджета, не считая ее последующего содержания, зарплат учителей и т. д. Это не мешает министру «на голубом глазу» заявлять, что школы к вероятному скачку нагрузки готовы. Что касается использованной для убеждения депутатов риторики, то и здесь наблюдаются явные признаки подмены, если не подлога: в законопроекте указывается, что его принятие не повлечет дополнительных затрат бюджета.

При этом приводятся несопоставимые данные: действительно, содержание уже имеющихся школьных учебных мест обходится в разы дешевле, чем выплаты по компенсациям – но, напомним, на 1200 детей компенсации за год составляют 140 млн рублей, тогда как только строительство аналогичного количества учебных мест – 1 миллиард 200 миллионов (в 8 раз больше, не считая затрат на содержание школы). Следовательно, дополнительные затраты по уже принятому депутатами решению составляют как минимум миллиард рублей, что при любой логике противоречит ритуальному выражению «не повлечет дополнительных затрат средств бюджета», использованному в документе.

Говоря о подаваемой министерством как достижении «адресности», стоит отметить, что чиновники критиковали критерии выделения денег и их объем. А значит, реально «меру соцподдержки» получит мало кто и в явно сильно сократившихся объемах. Понятие адресности часто звучит в выступлениях губернатора, поэтому очевидно, что госпожа Дернова пытается «мимикрировать» под риторику главы региона, помещая свои интересы в совершенно иной контекст. Совершенно очевидно, что любой родитель, который перевел ребенка на семейное образование, несет повышенные затраты, очень часто мать отказывается от работы, и уж точно никакого «бизнеса» на компенсациях в среднем сделать невозможно, разве само по себе это – недостаточная «адресность»?

Вполне может сложиться и ситуация, уже пройденная в свое время, когда при утвержденном праве на компенсацию чиновники годами затягивали установление нормативов под нее, а денег вообще никто не получал. Напомним, что в прошлый раз, пять лет назад, лишь после выигранного омичкой Ириной Глазковой суда обязанности были исполнены, и родители смогли получать деньги. При этом наверняка будут использованы все возможности, чтобы усложнить для детей на семейной форме сдачу аттестаций, повысить их стрессовость и «загнать» их в переполненные школы, но заставить отказаться от претензий даже на минимальные компенсации.

Никто не гарантирует, что разработка «механизмов адресности» не затянется на годы и на этот раз, а если они и будут разработаны – то никак не будут связаны с качеством получаемого детьми образования и не окажутся банально привязаны к среднему доходу члена семьи. Не исключено, что выяснится, например, и то, что социальной защитой может заниматься только Минтруда, а в итоге получится, что не будет заниматься никто.

При этом, как утверждают источники «СуперОмска», за конфликтом скрывается весьма прозаическая причина. Знакомые с ситуацией инсайдеры говорят, что после сокращения выплат часть освободившихся средств может быть перераспределена в пользу Института развития образования Омской области, которую возглавляет Татьяна Горбунова, находящаяся с министром Дерновой в дружеских отношениях. Институт в последнее время испытывает серьезную нехватку финансирования, и, поскольку в основном статьи расходов по образованию жестко закреплены, изыскать дополнительные деньги для него можно лишь за счет «пластичных» затрат, таких как семейное образование, ну а составить условия конкурса так, чтобы именно он или другая «нужная» структура развития дополнительного образования получили деньги «семейников» – дело техники.

 

Главного омского пристава арестовали вместо «Ленд Крузера»


На минувшей неделе состоялся громкий арест главного судебного пристава Омской области Владимира Витрука. Чиновника подозревают в получении взятки. По версии следствия, в феврале 2018 года он получил 300 тысяч рублей от своего знакомого в обмен за снятие ареста на автомобиль «Тойота Лэнд Крузер». Было вынесено постановление о смене ответственного хранителя, и ранее изъятый автомобиль был передан должнику. Деньги обвиняемый якобы получил через двух посредников. Непосредственным взяткодателем, по мнению силовиков, являлся некто Ханча. Именно он передал деньги, а потом дал показания на Витрука и остался под подпиской о невыезде. В ходе судебного заседания прозвучали и данные владельца упомянутого выше автомобиля. Им является известный в Омске предприниматель и строитель Заур Аббасов. В каком статусе бизнесмен будет фигурировать в деле о взятке Владимиру Витруку, пока непонятно, но, судя по всему, по версии следствия, он может стать заказчиком.

В настоящий момент возбуждено уголовное дело по п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (получение должностным лицом взятки за незаконные действия в крупном размере). 29 ноября Куйбышевский райсуд заключил Витрука под стражу до 26 января 2019 года, хотя защита (в лице адвоката Беспаловой, дочери покойного судьи Сергея Москаленко) настаивала на домашнем аресте. Причем сотрудники ведомства проявили корпоративную солидарность: поддержать главного омского пристава пришли его многочисленные подчиненные – небольшой зал заседаний с трудом вместил всех желающих. Когда Витрука под конвоем ввели в зал, все присутствующие работники УФССП дружно встали. С того же дня, 28 ноября, начальник управления был отстранен от должности.

Комментарий экспертного совета «СуперОмска»:

Ранее, по данным источников «СуперОмска», в отношении Витрука и его помощницы Татьяны Шмелевой было возбуждено уголовное дело по статье 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий». По предварительной версии, фигуранты оказывали некое покровительство физическим и юридическим лицам по неисполнению ряда исполнительных производств. 

Простое сопоставление фактов: три месяца оперативно-разыскных мероприятий, в ходе которых Витрук и Татьяна Шмелева оставались сначала под подпиской о невыезде, последующий на прошедшей неделе отказ в домашнем аресте, и, если сам эпизод со взяткой произошел в феврале, а арест – только 27 ноября, очевидно, что эти три месяца не прошли даром, а были наполнены перекрестными поисками доказательств и свидетелей, в т. ч. из числа взяткодателей, которые могут пойти на сделку со следствием для смягчения обвинения или смены собственного статуса по делу.

Напомним, что информация о создании на базе УФССП схем «воздействия» на должников появилась сразу же после ухода в Свердловскую область бывшего начальника Витрука, Владимира Осьмака. Тогда же, буквально параллельно с назначением Витрука, появилась информация о том, что судебный пристав-исполнитель Межрайонного отдела по особым исполнительным производствам УФССП России по Омской области Анна Попова при участии коллег произвела арест уже арестованного имущества ООО «ГринЛайт». Подобное обострение давления на крупных игроков, судя по всему, вызвало цепную реакцию и усиление мер безопасности внутри руководства УФССП, в связи с чем контрразведчикам и пришлось достаточно долго добывать достаточные для ареста Витрука доказательства.

Впрочем, информации о неких «прикормленных коллекторах», подобных «калининградской схеме», в Омске пока не было. В целом, уровень профессионализма омских приставов, с которыми приходится сталкиваться самым разным наблюдателям в последние годы, постепенно растет, реже становятся и случаи проявления служебного рвения, стремление соблюсти любой ценой инструкции, не вдумываясь в обстоятельства, реально мешающие исполнению производств, и т. д.

Учтет ли федеральное руководство службы достаточно сложную социально-экономическую ситуацию в регионе и будут ли смягчены методы работы, иногда явно ужесточавшиеся в т. ч. для создания коррупционных схем, будет ясно уже по первым заявлениям будущего главы омского подразделения ведомства.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен.

Перейти к другим новостям из категории "Аналитика"
Читать все новости Омска за сегодня
Загрузка...