Криптовалюты

Доллар - 64,61

Евро - 72,31

Тенге - 0,17

Интервью5435

Омский Следком раскрыл громкие дела года, о которых вы могли не знать

Омский Следком раскрыл громкие дела года, о которых вы могли не знать

Юрий Остапенко

Внимание правоохранителей к превышению полномочий, конфликту интересов, расходованию бюджетных субсидий в сфере культуры, образования, здравоохранения в последнее время резко усилилось. Тема коррупционных разоблачений присутствует в повестке дня средств массовой информации практически каждый день: арестовали, продлили арест, нашли очередной эпизод и так далее. Все уголовные дела могут быть разными по фактуре, но если ранжировать последние громкие дела омского Следкома по степени скандальности, то в этом случае непочетное первое место с огромным отрывом все равно достанется «банде патологоанатомов».

Про «торговлю влиянием», с которой связана фамилия экс-министра Ерофеева, в Омске знают немногие. В Бразилии и Франции чиновник не ушел бы от наказания – там этот вид коррупции криминализирован. Кроме того, ранее на экс-чиновника следственными органами возбуждалось уголовное делопо статье «Халатность», которое было прекращено по истечении срока давности, но факт остается фактом – в результате нарушений при закупке томографов для областной клинической больницы и онкодиспансера областной бюджет потерял 138 миллионов рублей.

Вопреки данным базы проверок контрагента «Спарк-интерфакс» как крупный, так и мелкий бизнес слишком часто могут скрывать под чужой фамилией формального владельца, как театральной маской своих бенефициаров из властных структур разной степени высокопоставленности. Наверное, именно поэтому ООО «БМК» было записано на сноху экс-министра Татьяну Ерофееву, но «банда патологоанатомов» все равно пошла под суд.

Уголовное дело Владимира Витрука легко выстраивается в классический «коррупционный» треугольник. Один угол – это гражданин Армении, мечтающий о большом и красивом джипе, хотя, как уже шутят в узких кругах, нет разницы, на «Мазерати» или «Ладе» ты приехал на работу, если у крыльца уже стоит «Газель» Следственного комитета. Другой – знакомый предприниматель, который может обсудить размер «вознаграждения» и без опасения быть непонятым готов поговорить на скользкую тему. И наконец, сам главный судебный пристав, одним звонком или росчерком пера принимающий нужное решение. Никаких признаков, указывающих на то, что он скоро увидит «небо в клеточку» на улице Орждоникидзе, накануне не было. Чистоту грома среди ясного неба в виде неожиданных обысков и ареста СК и ФСБ оберегают как нечто принципиально важное.

Читая статистические данные борцов с коррупцией, можно смело прийти к выводу, что причина коррупции – это, прежде всего, ментальность российского общества, в котором до сих пор привыкли конвертировать должности и связи в коррупционные доходы, хотя история омских «посадок» показывает, что даже с миллиардным состоянием в колонии ты все равно остаешься арестантом, пусть и очень богатым.

 

Но что же дальше? Любая попытка заглянуть в будущее строится на том, что выделяются тенденции, поэтому, оглядываясь на последние годы, можно предсказать, что будет дальше. Конечно, всех, кто однажды сделал выбор не в пользу закона, сразу не арестуешь, но пройдет пара месяцев и суровые парни в балаклавах ворвутся с черного входа в чьи-то властные кабинеты, выводя их хозяев по ковровым дорожкам уже в другом, менее почетном статусе.

О самых громких коррупционных делах мы поговорили с заместителем руководителя второго отдела по расследованию особо важных дел о преступлениях против государственной власти и в сфере экономики Следственного управления Следственного управления Омской области Юрием Остапенко.

 

– Юрий Витальевич,  с какими цифрами по борьбе с коррупционными преступлениями Следственный комитет проводил 2018 год? И кто изфигурантов уголовных дел, находящихся в производстве омского Следкома, в 2018 году установил омский коррупционный «рекорд» по размеру взятки, по размеру конфискованного имущества?

– За 2018 год следователями второго отдела было возбуждено 208 уголовных дел, из них 175 – по преступлениям коррупционной направленности, из которых 142 уголовных дела возбуждено по дополнительным эпизодам преступной деятельности организованной преступной группы, занимавшейся незаконной вырубкой лесных насаждений в Тарском районе. Если говорить только о фактах получения взяток должностными лицами, то в 2018 году следователями омского Следственного комитета было возбуждено 25 уголовных дел. Также по итогам 2018 года  в суд направлено 91 уголовное дело в отношении 108 должностных лиц, обвиняемых в совершении 418 коррупционных преступлений. Общая сумма причиненного коррупционными преступлениями ущерба составила 1 миллиард 96 миллионов рублей, в счет возмещения ущерба на имущество причастных к преступлениям лиц был наложен арест на сумму 5,4 миллиарда рублей. Самая большая сумма взятки была у экс-начальника финансово-экономическогоуправления УМВД  России по Омской области Ирины Старовиковой, как и стоимость конфискованного приговором суда имущества. Ирине Старовиковой было назначено наказание в виде лишения свободы сроком 7 лет, а также штраф в размере взятки, конфискация квартиры стоимостью 7 миллионов рублей и жилого дома в городе Сочи стоимостью 50 миллионов рублей.

 

– Самое громкое дело, которое расследует омский Следком, – уголовное дело в отношении главного судебного пристава Омской области Владимира Витрука. Можете поделиться c читателями  подробностями?

– В ноябре 2018 года на основании материалов, поступивших из УФСБ России по Омской области, вторым отделом по расследованию особо важных дел в отношении руководителя Управления Федеральной службы судебных приставов, главного судебного пристава Владимира Витрука было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного п. в ч. 5 ст. 290 УК РФ, по факту получения им взятки в виде денег в крупном размере через посредника за совершение в пользу взяткодателя действий, входящих в его служебные полномочия.

Витрук за получение денежных средств обещал снять арест с арестованного и переданного на ответственное хранение в специализированную коммерческую организацию автомобиля Toyota Land Cruiser. Взяткодатель намеревался этот автомобиль приобрести, для чего и нужно было снять с автомобиля арест и вернуть машину прежнему собственнику. Этот план мог быть осуществлен путем дачи Витруком указаний своим подчиненным. Следствием установлено, что, когда Витрук разговаривал со взяткодателем, он сам обозначил посредника, которому и следовало передать денежные средства в размере 300 тысяч рублей за эти незаконные действия. Все эти события произошли в начале 2018 года, когда была достигнута договоренность, что за указанные незаконные действия Витрук получит 300 тысяч рублей. Сначала были переговоры в ресторане «Шато», а затем посредник Иван Ханча получил от взяткодателя наличные денежные средства и 23 февраля 2018 года в служебном кабинете Витрука передал их.

Юрий Остапенко

– А подчиненные Витрука понимали, что будут выполнять заведомо незаконные распоряжения руководителя?

– Нет, они об этом факте на тот момент не знали, так как в силу положений федерального закона об исполнительном производстве при применении судебными приставами мер принудительного исполнения движимое имущество должника, на которое наложен арест, передается на хранение под роспись должнику либо организации, с которым территориальным органом федеральной службы судебных приставов заключен договор. В данном случае по указанию Витрука ранее находящаяся на ответственном хранении в организации машина Toyota Land Cruiser стоимостью более 2 миллионов рублей была передана под роспись ее владельцу (Зауру Аббасову – прим. ред.), но указания снять арест Витрук на тот момент не успел дать. Скорее всего, именно поэтому его подчиненные и не догадывались на тот момент, что выполняют заведомо незаконные указания.

 

– Сам посредник между Витруком и взяткодателем признался следственным органам, что передавал взятку в интересах другого лица. Ведется ли в отношении него уголовное преследование?

– Да, посредник между Витруком и взяткодателем, предприниматель Иван Ханча, уже дал показания, изобличающие Витрука в совершении преступления, о том, что 23 февраля 2018 года он передал Витруку в его кабинете 300 тысяч рублей за совершение в пользу гражданина Армении действий по снятию ранее наложенных ограничений и обременения на автомобиль Toyota Land Cruiser. Уголовное дело в отношении Ивана Ханчи также было возбуждено, расследование продолжается. Тем не менее законодательством предусмотрено прекращение уголовного преследования по нереабилитрующим основаниям, когда лицо, обвиняемое в совершении преступления, заключает досудебное соглашение со следственными органами – такое примечание предусмотрено в уголовном законе, но будет оно применено или нет, время покажет.

 

– Витрук признал свою вину, какова вообще его позиция?

– Витрук свою вину не признал, на допросах нервничал. Некоторые его неоднозначные высказывания на допросе в адрес следователи я комментировать не хочу, может быть, вам это прокомментирует следователь.

 

– Как стало известно из СМИ, также Витруку инкриминируют превышение полномочий в отношении исполнительных производств, возбужденных в отношении руководителя санатория «Рассвет» Нателы Полежаевой, которая публично заявляла, что у нее существует договоренность с Витруком о рассрочке выплаты долга по зарплате и налогам. Насколько значительной была сумма задолженностей у санатория «Рассвет» и в чем конкретно у Полежаевой и Витрука была договоренность?

– Прокуратурой Омской области в Следственный комитет из УФСБ России по Омской области было передано уголовное дело, возбужденное по факту превышения Витруком должностных полномочий, где последнему было предъявлено обвинение по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 286 УК РФ («Совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, либо охраняемых законом интересов общества или государства»). По предварительным данным, Витрук дал своим подчиненным заведомо незаконные указания не проводить действия по взысканию задолженности в рамках исполнения исполнительных производств в отношении главного врача НП «Санаторий-профилакторий «Рассвет».

Если говорить о сумме задолженностей, то на 18 июня 2018 года в отношении ООО «Центр реабилитации «Рассвет» УФССП России по Омской области было возбуждено более 130 исполнительных производств, в том числе по оплате труда, налогам, задолженности юридическим лицам, которые в августе 2017 года были объединены в одно сводное исполнительное производство. Впоследствии по указанию Витрука сводное исполнительное производство было передано в Межрайонный отдел по особым исполнительным производствам. Общий размер задолженности по исполнительным производствам составил более 15 млн рублей. Также на 18 июня 2018 года в отношении руководителя санатория как физического лица УФССП России по Омской области было возбуждено 8 исполнительных производств, общий размер задолженности по которым составил более 3 млн рублей.

Юрий Остапенко

– Также большой общественный резонанс вызвало уголовное дело «тарских лесорубов».

– В сентябре 2018 года ОМВД России по Тарскому району было возбуждено уголовное дело по обвинению бывшего начальника Тарского лесничества Главного управления лесного хозяйства Омской области Склярова, работников этого отдела Дроздовой, Рябиковой, а также отцом и сыном Синицкими в совершении 158 эпизодов преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 260 УК РФ («Незаконная рубка лесных насаждений с использованием служебного положения, совершенная в особо крупном размере группой лиц по предварительному сговору или организованной группой»), которые с 2013 по 2016 год совершили незаконную вырубку лесных насаждений на территории Екатерининского, Северо-Тарского и Пригородно-Тарского участковых лесничеств Тарского района Омской области, причинив лесному фонду РФ ущерб в размере больше 16 млн рублей. Изначально речь шла о не более чем 20 эпизодах, но в связи с тем, что к деятельности группы лиц, занимавшихся незаконной рубкой леса, были причастны должностные лица Тарского лесничества Главного управления лесного хозяйства Омской области, уголовное дело было передано прокурором в Следственный комитет.

Схема преступления заключалась в следующем. Лесной кодекс дает право сельским жителям на покупку по сниженным ценам древесины для строительства и ремонта дома, хозяйственных построек и отопления, при этом перепродажа древесины, заготовленной для собственных нужд, запрещена. Для получения права заготовки леса по договору купли-продажи жители Тарского района должны были предоставлять в Тарское лесничество заявление, в котором необходимо было указывать место проживания, паспортные данные, требуемый объем древесины и ее качественные показатели, такие как деловая или дровяная древесина, а также прилагать копию документов, подтверждающих право на земельный участок, выделяемый под индивидуальное строительство, если древесина нужна была для строительства дома или выдано решение местной администрации, принятое в соответствии с актом обследования жилищных условий для проведения ремонта жилья и надворных построек. Только после этого с ними мог быть заключен договор о купле-продаже лесных насаждений, после чего для льготной лесозаготовки выделялись конкретные делянки.

Соответственно, для получения разрешения на вырубку леса по льготным ценам члены преступной группы, отец и сын Синицкие, подыскивали местных жителей, имеющих право на получение леса, и под предлогом получения дров по льготной цене, обманным путем получали копии их документов. Далее от их имени они готовили заявления, другие члены группировки Рябикова и Дроздова, как сотрудники лесничества, оформляли такие документы, а Скляров, как руководитель лесничества, такие договоры подписывал. Вырубленный преступным путем лес (а это более 5 000 кубометров древесины) реализовывался на территории Омской области. До передачи дела в Следственный комитет активным борцом с черными лесорубами выступала сотрудник Тарской районной полиции Наталья Мацелевич (речь идет о бывшей супруге брата предпринимателя Станислава Мацелевича – прим. ред.).  

 

– В Центральном районном суде Омска сейчас рассматривается уголовное дело в отношении четырех бывших работников патологоанатомического отделения городской больницы № 11 по обвинению в получении взяток в составе организованной группы. Как об этом стало известно омским правоохранительным органам?

– Весной 2017 года сотрудниками Управления экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по Омской области в результате проведения оперативно-разыскных мероприятий была получена информация, что сотрудницы патологоанатомического отделения БУЗОО «Городская клиническая больница № 11» берут от похоронных агентов незаконные денежные вознаграждения. Согласно законодательства, вскрытие трупа в морге должно быть произведено в течение трех дней после того, как тело доставлено в морг, за взятки вскрытие проводилось быстрее. Факт передачи 4 взяток врачами при посредничестве санитарок был задокументирован сотрудниками полиции в рамках оперативно-разыскных мероприятий, а материалы переданы в следственные органы для принятия процессуального решения.

Было возбуждено уголовное дело и следствием установлено, что в период с 2015 года по 2017 год заведующая патологоанатомического отделения БУЗОО «Городская клиническая больница № 11» Ольга Васильева, врач-патологоанатом Людмила Михайлова и две санитарки Елена Мокрухина и Валентина Зацепина получали взятки от агентов похоронных организаций за ускоренную выдачу медицинских свидетельств о смерти и ускоренное проведение патологоанатомических вскрытий тел умерших. Указанная преступная схема по получению денежных средств от агентов была организована непосредственно заведующей патологоанатомического отделения Васильевой. Следствием было установлено 40 эпизодов получения взяток, а также получение преступным путем доходов в размере более 3 миллионов рублей. Размер взятки составлял от 15 до 330 тысяч рублей.

 

– А какими обстоятельствами был вызван такой «разбег» по размеру  взяток?

– Похоронные агенты могли работать одновременно с несколькими организациями, оказывающими ритуальные услуги, соответственно, в один день из морга могли забирать сразу несколько тел. Соответственно, это означало, что им нужно было дать взятку за большее количество выданных заключений о причинах смерти, поэтому в отдельных случаях суммы полученных членами организованной группы незаконного коррупционного дохода составляли нескольких сотен тысяч рублей.

 

– Насколько уголовное дело в отношении патологоанатомов было сложным в расследовании?

– Легких в расследовании уголовных дел не бывает. Если говорить об уголовном деле в отношении врачей и санитарок патологоанатомического отделения городской больницы № 11, то это многоэпизодное уголовное дело, возбужденное в отношении организованной группы. По нему только похоронных агентов было допрошено больше 70 человек, поэтому полный круг обстоятельств, подлежащих доказыванию, был достаточно широк. Если говорить о каких-то подробностях, то заведующая патологоанатомическим отделением Васильева, даже находясь под следствием, держала коллектив в таком необъяснимом страхе, что санитарки плакали перед проведением очных ставок, боясь встречи с ней. Следователю говорили, что она бравировала личными дружескими отношениями с бывшим министром здравоохранения. Кроме того, во время расследования уголовного дела одна из санитарок, Елена Мокрухина, успела совершить еще одно преступление – ударила скальпелем своего родственника, поэтому в отношении нее также расследуется уголовное дело по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ («Умышленное причинение опасного для жизни тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека или вызвавшего значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть или заведомо для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности»).

– Вы упомянули, что Васильева бравировала отношениями с экс-министром здравоохранения Омской области, поэтому, конечно же, не могу не спросить, а был ли министр…

– В ходе предварительного следствия по уголовному делу установлено, что заведующая патологоанатомическим отделением Васильева являлась фактическим руководителем ООО «БМК», осуществляющего ритуальные услуги, агенты которого предлагали свои услуги на территории патологоанатомического отделения БУЗОО «ГКБ № 11». Вместе с ней управлением данной организации занимался главный врач БУЗОО «Большеуковская ЦРБ», который ранее занимал должность министра здравоохранения Омской области (с 25 июня 2008 года по 8 июня 2012 года должность министра здравоохранения Омской областизанимал Юрий Ерофеев – прим. ред.). Данный факт подтверждается показаниями свидетелей, в том числе агентов ритуальных услуг ООО «БМК». Следствием установлено, что юридический адрес ООО «БМК» – это адрес места проживания Васильевой. При этом номинальным директором ООО «БМК» являлась родственница экс-министра (речь, по данным редакционного источника, идет о Татьяне Ерофеевой, снохе экс-министра – прим. ред.), которая в ходе следствия дала показания, что никогда деятельностью данной организации не занималась и прибыль от нее не получала. В настоящее время ООО «БМК» фактически свою деятельность не осуществляет. Сам главный врач БУЗОО «Большеуковская ЦРБ», был неоднократно допрошен в качестве свидетеля по уголовному делу, свою причастность к ООО «БМК» отрицает.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен.

Перейти к другим новостям из категории "Интервью"
Читать все новости Омска
Загрузка...