Криптовалюты

Доллар - 66,60

Евро - 73,94

Тенге - 0,17

Интервью2012

Заведующая женской консультацией роддома №4 Мария Буян: «Словосочетания «безопасный аборт» в принципе не существует»

Заведующая женской консультацией роддома №4 Мария Буян: «Словосочетания «безопасный аборт» в принципе не существует»

Вторая часть интервью с заведующим женской консультацией родильного дома № 4, врачом акушером-гинекологом, врачом первой категории Марией Сергеевной Буян.

То есть во время аборта вы видели эмбрион? Какие эмоции это вызвало?

Нужно понимать, что большинство абортов делается на маленьких сроках, когда плод еще не сформировался. И 15 лет назад, когда я увидела аборт, применялись хирургические методы. Это разрушающая операция: в полость матки вводится вакуумная трубочка, и под высоким давлением все содержимое разрушается и эвакуируется. Увиденного для закрепления позиции об аборте, как о варварстве и надругательстве, мне хватило.

– Как вы в консультации отговариваете женщин от аборта? Есть ли некие беседы, уговоры или какие-то другие способы повлиять на решение пациентки?

Мы как государственное учреждение работаем только в рамках действующего законодательства. Это 323-й Федеральный закон «Об основах охраны здоровья». Первое и самое главное, что для нас всегда в приоритете – это добровольное согласие женщины. Мы ни к чему ее не принуждаем, наше дело ей помочь, правильно направить. Когда она приходит на прием к врачу, он в первую очередь рассказывает о всевозможных осложнениях и о юридической стороне вопроса.

Есть такое понятие «дни тишины», которое также предусмотрено 323-м Федеральным законом. Если пациентка пришла на процедуру медицинского аборта, он не может быть проведен ранее, чем через 48 часов. Это время дается для того, чтобы подумать и принять окончательное решение. «Дни тишины» могут продлиться и 7 дней, все зависит от срока беременности. Если срок до 7 недель, «дни тишины» составляют двое суток, если идет 8-10-я неделя, то пациентке дается 7 дней. Ранее направить на процедуру аборта мы не можем.

Для чего даются эти 7 дней? За это время 323-й Федеральный закон обязывает нас направить пациентку к психологу. Но эта, так называемая «процедура», конечно же, добровольная, и женщина имеет полное право отказаться. Поэтому женщин можно условно разделить на две группы: те, кто стопроцентно решили, и сомневающиеся. Первые чаще всего сделали не один аборт и не испытали каких-либо осложнений. Они нередко говорят, что никуда не пойдут. Вторых, пациенток, которые сомневаются, мы особенно лелеем. Это те женщины, которым как раз можно помочь принять решение, с ними консультации после первичной беседы с лечащим врачом веду я и наш психолог Татьяна Алексеевна. Однозначно никакой агрессивной политики мы не ведем. Помаленьку, деликатно мы пытаемся воздействовать.

На фото: Татьяна Алексеевна Старостенко, медицинский психолог женской консультации роддома №4

В этом плане у нас очень хорошая команда – вся консультация и все специалисты работают как единое целое. Бывает, что доктора приходят и говорят: «вроде девушка сомневается, но к психологу идти не хочет». Тогда им предлагают побеседовать с заведующей. Конечно, мы разговариваем, женщины принимают разные решения. Но, как правило, конечно же, сразу видно, на каком решении остановится пациентка.

- Сомневающуюся девушку или женщину вы видите сразу?

Обычно, да. Первое, что видно, это испуганные глаза. Беременность, которую пациентки идут прерывать, всегда незапланированная. Это всегда неожиданность, шок, чрезвычайная ситуация. И в первую очередь они всегда настроены на негативный исход ситуации. Мы с ними про плохое вообще не разговариваем, а обсуждаем только то, какие могут быть плюсы.

Еще один немаловажный момент – мы иногда зовем мужей. Говорим, «приходите вместе», пусть единицы, но приходят. Если человек идет на контакт, мы со своей стороны всегда только рады помочь. Если это одинокая женщина, то сейчас у общественных организаций есть возможности оказания материальной помощи. Это социальные гостиницы, про которые женщины сегодня не знают. В этом плане у нас в регионе мы работаем одной большой командой.

Также хотелось бы добавить, что еще в 2016 году вышел новый приказ «Об утверждении формы информированного добровольного согласия на виды медицинских вмешательств». Эта особая форма добровольного согласия пациентки распространяется на процедуру проведения аборта. Во-первых, этот документ очень объемный, в нем прописываются все осложнения, которые у пациентки, возможно, наступят, даже при соблюдении всех правил. Еще одно новшество: пациентке, которая идет на медицинский аборт, при проведении ультразвуковой диагностики на экране демонстрируется эмбрион с сердцебиением, если оно уже есть по срокам. Это обязательное условие, определенное законом. В добровольном согласии пациентка это видит и своей рукой прописывает дату, когда ей проводилось УЗИ.

Также с самого первого этапа женщинам демонстрируются макеты эмбриона. Они есть у всех наших докторов. Врач может продемонстрировать его и при первом визите и при повторных консультациях, когда пациентка отказывается от посещения психолога. Такие макеты эмбриона есть у некоторых психологов в нашем регионе, но впервые в Омской области именно в таком объеме они появились у нас.

На фото: макет эмбриона, размеры которого характерны для срока беременности в 12 недель

– А помните ли вы первую женщину, которую отговорили от аборта, если в практике был такой случай. Как у нее обстоят дела сейчас?

Если честно, первую не помню. Конечно, есть те, с которыми мы общаемся. Например, есть женщина с уже подросшим ребенком, которая недавно здесь меня разыскала. Десять лет назад я ее убедила рожать в сорок лет, тогда это еще считалось чем-то страшным. И действительно, ее первые дети выросли и уехали из Омского региона, а они с мужем сейчас остались с этим ребенком. Говорит, что не представляет, как бы жили без него. Когда я начинала работать, такие беседы вести было не принято. Поэтому в первую очередь я могла свободно разговаривать с какими-то своими знакомыми, которые обращались ко мне с этой проблемой. Я посмотрела, как они на это реагировали, и потом уже стала беседовать со всеми пациентками.

– Существует тезис о том, что безопасных абортов не бывает. Так ли это? Можете рассказать, какие последствия для женщины влечет аборт в физиологическом и психологическом плане?

Словосочетания «безопасный аборт» в принципе не существует. На сегодня применяются методики хирургического прерывания беременности и медикаментозного. Медикаментозный аборт – это иллюзия безопасного вмешательства. Ему присущи абсолютно такие же физиологические и психологические осложнения. Да, их, безусловно, меньше, но сам по себе никакой аборт не бывает безопасным. Поэтому и для хирургического, и для медикаментозного вмешательства характерен ряд осложнений. Они по срокам могут быть как ближайшими, так и отдаленными. Все осложнения сейчас перечислены в информированном добровольном согласии на проведение медицинского аборта, и женщина о них в курсе. В первую очередь необходимо сказать о вероятности инфекционных осложнений, а также о кровотечении и других. Бесплодие, которым нередко пугают, встречается не чаще, чем другие осложнения. Есть более страшные последствия, вплоть до летального исхода.

Если говорить о психологических последствиях, то можно говорить, что ни один аборт бесследно для женщины не проходит. Я знаю некоторых людей уже более старшего возраста, которые сейчас, видя, как что-то не получается у их детей и внуков, винят себя в этом из-за сделанных в молодости абортов. В то время не было доступных методов контрацепции. На сегодня же они настолько доступны каждому, что не применять их равносильно тому, что иметь возможность пользоваться мобильным телефоном, но принципиально этого не делать.

– Врач может предугадать, что в конкретном случае после аборта у женщины точно последует бесплодие?

Нет. Задача врача в том, чтобы даже если пациентка решается сделать эту процедуру – полностью обезопасить ее, максимально минимизировав риски и осложнения.

Каков средний возраст пациенток, которых направляют на аборт?

Основной поток пациенток, обратившихся на аборт, в возрасте от 30 до 40 лет, чаще это женщины, имеющие несколько детей.

– Зависят ли омские роддомы материально от абортов и можно ли говорить о том, что проведение этих операций выгодно для учреждений, в которых они проводятся?

На сегодня процедура медицинского аборта входит в программу государственных гарантий, и по 323-му Федеральному закону является бесплатной для пациентки. Поэтому система государственных учреждений здравоохранения однозначно как источник дохода эту операцию не применяет. Это, наверное, возможно только для частных структур.

– Надеетесь ли вы, что руководители женских консультаций других роддомов возьмут вашу позицию в качестве примера?

Безусловно, надежда есть. Хотелось бы отметить, что вся наша система родовспоможения является очень сплоченной командой. Мы все между собой общаемся, очень часто пересекаемся на каких-то совещаниях в министерстве здравоохранения, делимся своим опытом. Если взять канву проведения всех мероприятий, то практически все, что применяется у нас, используется и в других учреждениях. Конечно, такие необычные начинания, которые могут повлиять на решение женщины, всегда приветствуются! Мы только начали работать с макетами эмбрионов, но мы будем делиться этой информацией и контактами с другими учреждениями, чтобы они также могли этим воспользоваться.

И также похвастаться, что половина женщин, пришедших на аборт, отказались от своего решения. Спасибо вам большое за беседу.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен.

Перейти к другим новостям из категории "Интервью"
Читать все омские новости