Криптовалюты

Доллар - 63,71

Евро - 70,52

Тенге - 0,16

Аналитика2137

ИТОГИ НЕДЕЛИ: отставки в департаментах экономики и строительства и волнения вокруг закрытия больницы на Водников

ИТОГИ НЕДЕЛИ: отставки в департаментах экономики и строительства и волнения вокруг закрытия больницы на Водников

Из омской мэрии за неделю сбежали сразу двое высоких начальников

Два руководителя департамента в омской мэрии уволились на минувшей неделе. Во-первых, это директор департамента экономической политики Ольга Парфенова. Специалист возглавляла ведомство политики с 19 сентября 2016 года, а до этой должности руководила омскими ЗАГСами.

По данным нашего ресурса, сменщиком может стать бывший министр экономики Расим Галямов, покинувший правительство 1 мая. Он был заместителем нынешнего мэра Оксана Фадиной, когда та возглавляла министерство экономики. Однако такой расклад маловероятен, поскольку появились веские причины, препятствующие приходу Галямова в мэрию.

Также стало известно, что свой пост покинул и. о. директор департамента строительства Николай Кравченко, проработав всего два месяца. До этого он занимал должность первого замдиректора департамента архитектуры.

Комментарий экспертного совета «СуперОмска»:

Первая и очевидная версия относительно момента, который сама Парфенова выбрала для того, чтобы подать заявление – окончание празднования Дня города, к которому экс-директор департамента готовила встречи с гостями Омска, в связи с чем до конца праздника менять ее было не просто нецелесообразно. Возможно, с этим связаны версии о том, что Парфенову до последнего момента просили остаться.

Явных признаков неудовольствия со стороны руководства мэрии деятельностью Парфеновой не отмечалось. Фактически это один из немногих членов команды Двораковского, сохранивших свой пост до настоящего времени. Правда, занятая Ольгой Парфеновой объективная позиция не раз доставляла городской верхушке неприятности – например, когда она публично констатировала в конце прошлого года продолжение оттока населения из Омска. Напомним, что чиновникам мэрии вообще запрещено давать публичные комментарии и за последние годы количество их пресс-конференций фактически свелось к нулю. Редкий инфоповод в виде слушаний, на которых могла быть озвучена объективная оценка ситуации в городе, явно просто не был предусмотрен данным полностью незаконным запретом.

Внутренних причин уйти в отставку могло быть много, в частности, продолжающаяся деградация системы муниципального управления в городе, нищенские зарплаты в департаменте, на которые закрепить адекватных специалистов просто невозможно. При этом на него же легла и одна из основных ролей по легитимации безальтернативного конкурса на НТО. После этого очень сложно ожидать, что руководитель департамента будет и дальше радостно ожидать вовлечения в решения подобных щекотливых вопросов ценой личной репутации.

Вариант с назначением Галямова вероятен, хотя после министерского кресла для него это стало бы явным понижением, но тут могут быть и дополнительные бонусы (возможно, повышение статуса департамента и его директора). Другое дело – есть ли у Галямова шансы обойти свои возможные проблемы и нужно ли данное назначение нынешнему окружению мэра, ведь Галямов действительно давно знаком с Оксаной Фадиной и может пользоваться ее персональным доверием. Как мы уже видели из других кадровых историй, наподобие случившейся с Денисом Денежкиным, такие доверенные игроки из окружения мэра последовательно исключаются.

В целом депэкономики в нынешней структуре городской администрации сведен до технического ведомства, отвечающего за малый бизнес, конкурсы для лучших предпринимателей и некоторые представительские функции – например, за те же приглашения иностранных гостей на День города. Во всяком случае, той роли, которую ведомство играло при Викторе Шрейдере, оно уже давно не играет.

Новому руководителю, кем бы он ни был, придется заниматься реализацией стратегии развития города (фактически документ нужно разрабатывать заново), подготовкой вместе с депархитектуры к новому формату переработки Генплана, планированием вместе с депимущества создания для среднего бизнеса новых инвестиционных условий, включая площадки для торговых и иных объектов. От подходов по анализу макроэкономической статистики, мало применимых к сфере малого и среднего бизнеса, на который имеет влияние департамент, нужно переходить к управленческим методам, позволяющим оздоравливать предпринимательский климат в городе. Пока он только последовательно ухудшается.

Что касается департамента строительства, Кравченко пришел в мэрию по приглашению бывшего главного архитектора города Игоря Павлова, обстоятельства ухода которого из мэрии тоже не были безоблачными. В связи с этим отставку как Парфеновой, так и Кравченко, можно рассматривать как продолжение зачистки городской команды от кадров предшественников Фадиной и ее ближайшего окружения (это подтверждается и тем, что предположения о переезде Кравченко в Екатеринбург и его попытках занять там одну из руководящих должностей пока ничем не подтверждаются).

 

 

Омичей взволновало предполагаемое закрытие больницы на Водников

На минувшей неделе появилась информация о закрытии медицинского учреждения ФМБА России, больше известной в народе как «больница на Водников». Сообщается, что пациентам стали приходить СМС с просьбой прийти и подписаться против закрытия. В самом ФМБА заявили, что в ближайшее время Западно-Сибирский медцентр продолжит работать. Впрочем, жители микрорайона не доверяют этой информации и даже выходили на митинг в защиту поликлиники.

По словам представителей головной организации, «окончательного решения по закрытию центра пока нет, больница работает и в ближайшее время работать будет». Однако из этого комментария можно понять, что такой вопрос действительно рассматривается. Попутно, по некоторым данным, ФМБА также рассматривает вопрос об «оптимизации» филиалов в Сургуте, Тобольске и Тюмени, к которым также приписано местное население.

Комментарий экспертного совета «СуперОмска»:

Версии, которые пока обсуждаются по данному вопросу – экономия средств федеральным Минздравом (в т.ч. поэтому фигурируют предположения о закрытии аналогичных центров в Сургуте, Тобольске и Тюмени), и продажа помещения (одному из федеральных ретейлеров или «частной медицинской компании»). В прошлом сентябре «бунт» устроили тюменские подведомственные омского Западно-Сибирского центра, а в октябре они обвинили его руководство в неисполнении майского указа о повышении заработной платы медиков. Теперь проблема докатилась до самого Омска (понятно, что закрытие головного подразделения означает закрытие и его «подведов» в трех названных выше городах).

Версия о закрытии  вполне реалистична – достаточно вспомнить о том, как несколько лет назад якобы из-за «трещины в здании» была закрыта поликлиника на Ильинской, к которой было приписано полцентра города. С тех пор Диагностический центр имеет все возможности зарабатывать на платных услугах, не неся никакой социальной ответственности, которая ежегодно «съедала» у него десятки миллионов рублей. У здания же поликлиники никаких видимых признаков реконструкции «трещины», естественно, не наблюдается.

Последствия такого шага – самые плачевные, ведь ситуация в районе Водников усложняется отсутствием вблизи крупных городских медучреждений. Областная поликлиника на Березовой по установленным еще господином Полежаевым абсурдистским правилам горожан не принимала, возможно, это ограничение сохраняется и сейчас. Область не готова ни брать новых пациентов на баланс своих действующих учреждений, ни тем более принимать на баланс имущественный комплекс. Как уже сказано выше, куда вероятнее, что он достанется кому-то из ретейлеров или частнику, действующему от лица быстро растущей негосударственной медицины.

Строить новые медучреждения, как и в случае с учреждениями образования, областные власти предпочитают в «поле» – либо в сельской местности, либо на окраинах города, во вновь строящихся «спальных районах». Никакого плана реновации социальной инфраструктуры, строительства в центральных районах новых школ или медицинских учреждений, у омских властей нет, поэтому ситуация вокруг больницы на Водников для них максимально болезненна.

 

Китаю могут запретить покупку леса в России

Россия может полностью запретить экспорт леса в Китай. На такую меру Москва пойдет, если Пекин не будет участвовать в борьбе с незаконной вырубкой лесов на российской территории, заявил глава Минприроды Дмитрий Кобылкин в интервью «Ведомостям». «Потому что мне очень не нравится, что мы одни работаем с их «товарищами» здесь, в России. Они приезжают, покупают лес, а нам разгребать завалы», – добавил министр.

Чиновник предложил построить на территории России вдоль границы с Китаем селекционно-семеноводческие комплексы и высаживать лесопосадочный материал. По его словам, российская сторона уже выделила почти 2 млрд руб. на реализацию проекта и со стороны Китая будет «неплохим шагом» предоставить 3-4 млрд руб.

Комментарий экспертного совета «СуперОмска»:

Не только отвлечение внимания от пожаров, но и сами пожары пришлись уж очень кстати, как раз, чтобы отвлечь внимание от массового недовольства «мусорной реформой», огромным количеством ситуаций, подобных хроническим загрязнениям атмосферы во многих городах и отсутствия каких-либо попыток выполнять задачу майского указа о 20-процентном снижении вредных выбросов в ряде городов, среди которых находится и Омск.

В целом, вряд ли подобное заявление в стиле «молочных» торговых войн с Белоруссией могло быть сделано без высшей воли руководства страны. Оно свидетельствует о новом этапе взаимоотношений с Китаем – ведь мало кто может поверить, что в этой стране, действительно, могут позволить частным информационным структурам «на свой страх и риск» обсуждать территориальную принадлежность Сахалина и многих других российских территорий, якобы, по справедливости «принадлежавших Китаю». При этом военно-политического союза с Россией Китай последовательно избегает.

Видимо, пришло время, когда российская сторона переходит к тактике «доверяй, да проверяй» – достаточно вспомнить недавние заявления Лаврова о фейковых «пятнадцати миллионах китайцев» в Сибири и на Дальнем Востоке и многие другие признаки изменения ситуации.

Если примерять ситуацию к нашему региону, то отметим, по итогам 2018 года Китай занял второе место среди стран-покупателей омской древесины как по объему (5,3 %), так и по стоимости (13 %) поставок. Как и во всех других китайских закупках омских товаров, речь идет о тенденции к скупке, главным образом, высококачественного сырья (при этом все в большей степени китайские поставщики везут к нам все в большей степени высокотехнологичные продукты его переработки). Но даже полный вывод из схемы поставок омской древесины Китая даст немногим больший эффект, чем, например, Индии (принимающей 2,4 % экспорта омского леса по объемам и 9,5 % по стоимости).

Регион не делает особой погоды в закупках Китаем сибирского леса (Омская область за прошлый год экспортировала в эту страну леса на $136,8 тысячи, тогда как основные экспортеры: Иркутская область – на $320 млн 371 тысячу, Красноярский край – на $110 млн 267,2 тысячи; даже Томская область сделала поставок на в 17 раз большую, чем Прииртышье, сумму – $1 млн 593 тысяч).

Как и в советское время, ключевым покупателем омской древесины остается сопредельный Казахстан, предпочитающий покупать массовые сорта (89,4 % объема и 70,2 % стоимости поставок). В связи с этим выход Китая из числа официальных покупателей вряд ли сильно скажется на сохранности омских лесов.

Совсем другое дело – «серые» схемы, весьма распространенные на данном рынке, но говорить об их статистике и последствиях ее изменения сложно как с точки зрения природоохраны, так и внешнеэкономической деятельности. Здесь в большей степени нужны ответы от правоохранителей, которых чуть ли не самих зачастую обвиняют в организации «зеленой волны» для вывоза нелегально добытого леса за границу.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен.

Перейти к другим новостям из категории "Аналитика"
Читать все новости Омска за сегодня