Криптовалюты

Доллар - 67,99

Евро - 76,75

Тенге - 0,18

06:32, 27 сентября 2018Интервью1897

Андрей Ткачук: «Даже у отъявленного злодея есть положительные стороны»

Андрей Ткачук: «Даже у отъявленного злодея есть положительные стороны»

Вице-спикер горсовета Омска, лидер общественной организации «Оплот» Андрей Ткачук дал откровенное интервью к старту новой сессии городского парламента. Депутат, чья фамилия неизменно фигурирует в контексте принятия важных для города решений, раскрыл планы дальнейшего политического развития, детали отношения с губернаторами и напомнил о вере.

Кроме того, Андрей Ткачук изложил свое видение развития региона и города, отличное от существующих планов.

- Андрей Николаевич, вы являетесь представителем журналистской среды, сами неоднократно брали интервью во время своей медийной карьеры, а насколько вы сами готовы оказаться по ту сторону «баррикад», отвечать на вопросы, возможно, дерзкие и не всегда тактичные, готовы ли быть откровенным?

- Политик – это всегда и обязательно публичная фигура. Банально, но факт. Идешь в политику, знай - все, что делаешь, твоя жизнь, личная, общественная – будет неизбежно предметом обсуждения. Лучший индикатор популярности политика – это когда про него рассказывают анекдоты. Интервью – это самый, возможно, изощренный жанр в журналистике. Оно должно раскрывать человека. Естественно, жизнь наша состоит не только из удобных, ровных и гладких событий. Не все может нравиться. Если считаешь нужным, отвечай, не хочешь, не отвечай, у интервьюируемого есть такое право. Иногда вопросы, которые остались без ответа, говорят о человеке больше, чем те, на которые он ответил. Задавать вопросы нужно всякие. Есть такая формула масс-медиа: они должны информировать, просвещать и провоцировать. Действовать, по сути, как информационная прививка. Провоцировать легкую форму болезни для активизации общественного иммунитета. В моей жизни была пара таких интервью.

Мне запомнилась беседа, когда я работал руководителем главного управления информационной политики, пришел корреспондент одного из изданий. Вопросы были интересные, но потом проявилась редакционная политика владельца, который считает, что о Ткачуке нужно «либо плохо, либо ничего». Корреспондент принес мне текст интервью, но итоговый материал вышел в несколько раз меньше, он был купирован. Оказалось, учредитель сам переписал материал в негативном ключе. Притом что с владельцем я никогда не был лично знаком.

Мне такая позиция непонятна, ведь сложно представить себе, что человек однополярен, однозначно плохой или только хороший. Даже у отъявленного злодея внутри есть что-то прекрасное. Вот интервью, как это ни сложно, должно показать человека – разным.  

- На протяжении своей карьеры вы работали не только в медиасфере, но и возглавляли главное управление информационной политики Омской области. Как вам дался переход из журналистов в чиновники?

- Когда я работал в главном управлении тогда еще по делам печати, телерадиовещания и массовым коммуникациям – нынешнее ГУ информационной политики, к сожалению, я не смог вписаться в общий стиль работы той команды. Мы с Сергеем Старовойтовым и рядом наших соратников (это была хорошая работоспособная команда) разработали и внесли порядка 20 разных проектных предложений. Скажу сразу, это были не только проекты в сфере внутренней политики или работы со СМИ, мы готовили в том числе и экономические инициативы. Когда Александр Идрисов (управляющий партнер компании Strategy Partner's Group, автор стратегии – прим. ред.) разрабатывал стратегию развития Омской области, мы предложили свою альтернативную стратегию. Ну, вот не бывает, в принципе, какого-то одного универсального рецепта. Не может в такую сложную структуру, как регион, прийти волшебник и сразу все наладить. Стратегия – это почти всегда синтез разных, даже противоречивых идей. И задача руководства сделать набор идей инструкцией развития. Кстати, об этой, предложенной нами альтернативе, мало кто знает, только узкий круг специалистов. У нас была своя идея: драйвер развития региона.

Мы предлагали вынести аэропорт за пределы города и на этом месте создать деловой центр города с красивой архитектурной доминантой. В качестве наполнения центра предлагалось сделать своеобразный Центр мировой моды, изобретений и ноу-хау. Для начала предлагалось организовать и проводить ежегодный мировой конкурс молодых модельеров. Можно было купить в мировом календаре неделю высокой моды для Омска, платить гонорары всем известным модельерам с мировым именем, всем этим Дольче и Габбана, чтобы они приезжали в жюри.

И таким образом за 5-10 лет занять прочно свое место в мировом календаре мировой моды. Тем более что у нас все предпосылки для этого есть: мощная база бывшего технологического института. Мы предлагали на базе делового центра сделать мастерские для молодых модельеров. На нижних этажах должны были располагаться различные творческие мастерские, а выше – демонстрационные залы и вся инфраструктура для проведения мировых форумов.

В дальнейшем по отработанным технологиям мы предлагали сделать аналогичные мероприятия для молодых архитекторов, потом и программистов. Например, мировой IT-баттл, что должно было стать мощной основой для формирования Центра инноваций в регионе. 

Есть еще и венчурный бизнес, куда масса изобретателей несут свои идеи. У нас ведь город инженеров, способных произвести на свет массу интересных изобретательских решений. Из тысячи опытных образцов выстреливает один и окупает все, потому что там идут миллиардные обороты. Так что это была вполне работающая идея. Без «маниловщины». 

Идеи были грандиозные, но, к сожалению, отклика не нашли, в том числе и на то, что аэропорт надо выносить. Все ждут, что приедет Виталий Мутко и даст нам денег из казны на аэропорт. В государстве нет столько средств, чтобы дать их всем регионам. Однако есть инвесторы, готовые вкладывать огромные средства в интересные перспективные проекты. Но для этого нужна политическая воля губернатора и слаженная работа всей его команды. Региональный бюджет должен выступить в качестве оператора для аккумулирования возможностей всех уровней бюджетов для прихода в регион серьезных инвестиций. Вот тут надо идти к большим чиновникам и просить деньги на софинансирование, но это уже не десятки миллиардов, а существенно меньше.

Мы шесть лет назад предлагали предыдущему губернатору такую схему. Но тут, видимо, сыграла свою роль стереотипность мышления и восприятия окружающих. Видимо, ярлык журналиста, который многие видят у себя перед глазами, когда общаются со мной, мешает им разглядеть и понять эти предложения. И это тоже трудно преодолимый  стереотип, увы. Как итог, я через годы после своего увольнения из области видел некоторые наши идеи, которые хоть как-то прорастают в предложениях уже нынешних чиновников. Остается сказать почти сакраментальное – хоть что-то было не зря…

- Есть ли у вас сейчас свои инициативы как у вице-спикера горсовета, которые вы готовы предложить властям?

- Сейчас я даже не как вице-спикер горсовета, а как просто активный омич - приготовил предложения с группой единомышленников по стратегии развития Омска. Не могу согласиться с тем, что город предлагается сразу сделать территорией комфорта. Это хорошая идея, мне она нравится. Но комфорт – это штука дорогостоящая. Сегодня, в нынешней ситуации, заниматься исключительно комфортной средой, не имея достаточных денег, мягко говоря, не совсем верно. Мы чего хотим-то для города, эстетически безупречной бедности, или все-таки комфортного достатка? Омск вначале должен стать территорией прогресса, созидания. Это не лозунги, которые вот такой вот депутат сейчас озвучивает в надежде понравиться избирателям. Это, пожалуй, единственно возможная схема конкретных действий. Работающий алгоритм. И в свое время я предлагал губернатору уделять особое внимание среде, в которой мы живем ежедневно. Выходя из дома, мы не должны наступать в собачью какашку или шлепать по лужам до остановки. Омич имеет право садиться в новенький автобус, а не в развалюху, ехать за 10-15 рублей по новым и ровным дорогам, освещенным фонарями по вечерам. Гулять в современных парках и скверах, ходить в красивые досуговые центры и ощущать радость и гордость за свой город. Но сначала нужно заработать деньги, а потом тратить их на создание комфортной среды. В крайнем случае эти процессы можно сделать параллельными с какого-то момента, когда увидим хотя бы тенденции уверенного роста экономики и благосостояния людей.

- Учитывая, что вы теперь представитель не медийной, а политической сферы, скажите, как вообще возникла мысль пойти в политику, причем сразу не в рядовые депутаты, а на роль вице-спикера? Не боитесь ответственности? Ведь у нас в России не всегда и не у всех политическая карьера заканчивается ровно и благополучно, достаточно вспомнить судьбу вице-спикера Мамонтова, например.

Пойти в политику было осознанным решением. Я в журналистике проработал с 1995 года. Первый мой репортаж создан именно тогда, когда в шестом корпусе политеха открылась компания «Зодиак». Появилось объявление: «Молодые и талантливые, приходите работать на телевидение». А у нас тогда кризис такой случился, что я писал диплом в Техническом университете, проходя практику в КБ «Полет». Меня туда звали на работу, но зарплата была равна стоимости проездного в автобусе. Я понимал, что меня как специалиста там не ждут.

Тут, по сути, было божественное вмешательство, Бог повернул меня в эту сторону и с этим не надо бороться. Ко мне пришел мой товарищ по диплому, Миша Бернадский, и предложил делать с Андреем Гагариным молодежную передачу «Хит-оригинал». И мы стали делать постановочные сценки из жизни студентов. Это потом уже появились на центральном телевидении подобные передачи типа «6 кадров» или похожие юмористические «видеокомпоты».

Сначала передача выходила на «Зодиаке», потом мы перешли на «11 канал». На новом месте нам поставили условие найти спонсора, и мы его отыскали. Это был «Росар» Ивана Багнюка. Сыграло то, что его дочь, как нам тогда сказали, любила нашу передачу.

Потом я работал в службе информации на «12 канале» в 1999 году. В то время видел много проблем. И понимал, что для их решения нужно конкретно идти во власть. Когда через годы мы создавали «Оплот», то осознавали, что это станет нашей опорой для реализации идей, как правильно управлять городом и наводить в нем порядок. Так я оказался в этом кресле вице-спикера. Конечно, считаю, что способен на гораздо большее, но раз уж оказался в этой должности, то должен себя реализовать здесь. Ответственности не боюсь, за свои действия всегда отвечал сам.

В частности, я участвовал на стыке девяностых и нулевых в информационной войне с мэром Валерием Рощупкиным. Конечно, это азарт. Информационная война – это сильный мотиватор, стимул для журналиста. И здесь слово стимул я бы употребил в его классической, латинской трактовке. Когда стимул  - это заостренная палка, которой  погонщик колет в зад упрямого или ленивого осла. Нам тогда лениться не позволяли.   Честно говорю: мне теперь за многое стыдно. Мы тогда часто необдуманно переходили все моральные границы. Сейчас, когда меня 10 лет «полоскает» владелец одного из ресурсов, я понимаю, что это мне отработочка. Раньше я это делал сам, и теперь отрабатываю за то, что был тогда не прав.

А если говорить конкретно о посте вице-спикера горсовета, то лично я тут ничего сложного не вижу: ведь всегда легко советовать и контролировать (улыбается), ведь депутаты юридической ответственности за судьбу города, к сожалению, не несут. Поэтому я сам себе задачи усложняю.

- В связи с этим еще такой вопрос: во главе омского парламента сейчас Владимир Корбут, выходец из МЧС. Первый вице-спикер горсовета Юрий Тетянников - представитель исполнительной власти, работавший заместителем главы Омского района. Вы – яркий представитель медиасреды. Вы все представители разных элит и, как модно сейчас говорить, разных групп влияния. Как вам удается приходить к согласованным решениям?

- Все люди разные, но наша задача одна - защищать интересы своих избирателей. И неважно, кто к каким группам относится. В СМИ сейчас внедрена манипуляция - причислять людей к неким  кланам. Этот негативный контекст появился в 1990-е годы при зарождении бандитских группировок. Но времена изменились. И ничего нет плохого в объединении интересов. Как говорится один в поле не воин.

У нас Владимир Корбут был военным, работал в МЧС, он со своими профессиональными особенностями, это особый взгляд на жизнь. Юрий Тетянников проработал в органах власти, у него также свое мнение. Я из журналистской среды. И таких депутатов у нас 40, но решать мы должны одни задачи. Или, если угодно, одну сверхзадачу – служить благу общества. А иначе зачем мы нужны-то? Напрашивается несколько грубоватая метафора: как ездовые собаки, лаять друг на друга можно сколько угодно, но тянуть нарты обязаны в одном направлении!

- То есть у вас амбиции пойти дальше по политическому пути?

- Реализовать свои мысли об экономическом прорыве региона в практическом русле - прерогатива губернатора. И я отлично понимаю, что нынешний глава региона находится в сложной ситуации: депрессивный регион с малыми доходами и с целым шлейфом нерешенных проблем, доставшихся в наследство. По сути, главе Омской области надо совершить прорыв в сознании чиновников и депутатов. А это самое сложное. Инертность, косность засасывают. Любая новация пугает. Вот сейчас, как никогда, нужны профессионалы – новаторы. Старые парадигмы уже не работают. Дилетантизм неприемлем. Тут надо принять мужское решение, без такой, знаете, показушной псевдодемократии: обсуждения стратегии с общественностью и прочего. От неспециалистов и предложения могут быть соответствующие. Со всеми советоваться из-за каждого спиленного дерева, мы так вообще ничего не решим.

Помню, когда работал в команде у мэра Виктора Шрейдера (с 2005-го по 2009 годы Андрей Ткачук работал заместителем начальника, потом начальником отдела департамента информационной политики Омска – прим. ред.), он запомнился тем, что расширил основные магистрали: улицу 10 лет Октября, улицу Орджоникидзе, Красный Путь, Герцена и Омскую. Как принимались решения. Шрейдер говорил: «Надо сделать такую-то улицу». Финансовый блок ему говорил: «Так у нас нет денег». Мэр отвечал: «Я сказал, готовьте!». Это было его волевое решение. Он понимал, что есть масса негативных моментов, но Шрейдеру всегда хватало воли закатать рукава и идти делать. Да было много проблем, что-то делалось в долг, под обязательство, на грани фола, но результат какой, вы видите. Город не задыхается в этих пробках. Если бы он пошел советоваться со всеми жителями, мнение было бы 50 на 50. А жители домов, рядом с которыми расширяли дороги и вовсе были чаще всего против – собственное для них было важнее общественного. Здесь надо быть тараном. Нормальное состояние любого общества: не может быть людей согласных со всем.

- Скажите, а это вообще потолок, или в планах, например, законодательное собрание или Госдума? Не складывается ли ощущение, что это не предел и можно и нужно двигаться дальше, или это именно тот уровень ответственности, которого достаточно в данный момент?

- Не вижу сейчас смысла идти в Госдуму, может, только для хорошей зарплаты, это пост для себя любимого. Знаете, я вообще придерживаюсь монархических взглядов. Если у нас будет пожизненный глава государства, который будет понимать, что все жители России - это твои дети, твоя семья, то деньги вывозить никуда не надо, он станет бережно относиться к своей стране. А вся демократия на пять лет – это для временщиков. Поэтому и сознание у многих власть предержащих сегодня такое - временное, во власть приходят ненадолго и серьезных свершений сделать не стремятся. Все равно ведь через пять-десять лет все для них лично закончится. Лично мне, конечно, хотелось бы более масштабной деятельности, но насколько я к ней готов, еще не понятно. На практике знаю - я готов создать любое предприятие. Если поразмышлять теоретически, то управлять городом сложно, но, возможно, я бы с этой задачей справился. Выходить на региональный уровень? Думаю, что вице-губернаторские полномочия мне по плечу, но это не самоцель. У меня есть идея развивать свой родной город. Ехать никуда не хочется. Я хотел бы многое изменить здесь.

В бытность руководителем главного управления информационной политики я ушел, когда предложенная нами стратегия легла под сукно. Кластерная система, разработанная тогда приезжими спецами, на мой взгляд, не предлагала ничего нового, у нас и так все это много лет устойчиво работало еще с советских времен. Но это был утвержденный курс омского правительства. И я понял тогда, что не нужен этой команде.

Вообще я для себя делю людей на два типа: созидатели и пожиратели. Мы с Сергеем Старовойтовым создали информагентства и медиахолдинг, газеты и телекомпанию. А есть, так сказать, «пожиратели». Те, которые подбирают под себя денежные потоки, созданные кем-то ресурсы и инструменты, а потом, отжав их, спокойно уезжают из города. Что им Омск… Так, очередной способ подхарчиться. Мне же надо что-то создавать. Когда работал в главном управлении информационной политики, перетряхнул и оптимизировал «Омскую правду» и районные газеты, теперь они выглядят иначе.

- Вернемся в политику. Некоторые злые языки сегодня негативно оценивают успех «Оплота» на выборах. Получается, что значительная часть кандидатов, получивших мандаты в горсовете, являлись представителями именно этого движения. Как сами считаете, есть ли у «Оплота» будущее, надо ли его бояться и насколько в принципе эта идея была удачной и для тех, кто ее реализовал, и для населения?

- Идея создания альтернативной организации назрела давно. Поскольку региональное отделение правящей партии явно не справляется со своими функциями. Нужна была народная сила, которая бы защищала интересы людей. Справедливость – ради этого стоит жить. И это не пафос – это насущная ежедневная необходимость. Когда-то мы создали организацию «Омская инициатива», которая потом осталась невостребованной. Но нужда в сильном общественном движении не отпала. Все-таки нашлись неравнодушные люди, так и появился «Оплот». Пока есть люди, готовые что-то делать просто потому, что ими движет обостренное чувство справедливости - наша организация будет жить. Справедливости не бывает без ответственности, и мы готовы брать на себя ответственность и что-то потребовать от исполнительной власти. Хоть нас и обвиняют, что мы захватили горсовет и диктуем свои условия, мы на самом деле требуем, чтобы все делалось в интересах людей. Кстати, нас всего шесть человек в горсовете, состоящем из 40 депутатов. Так что мы просто объединили вокруг себя здравые конструктивные силы. Никто не мешал сделать то же самое тем крикунам, что кричат постоянно «караул».

- Скоро исполнится год с момента вашего избрания в горсовет, и сегодня уже завершен полный годовой политический цикл: пройдены две сессии, осенняя и весенняя. Скажите, что за это время стало самым важным в вашей деятельности и работе городского парламента? Что из того, что успел сделать горсовет, вы считаете самым прорывным?

- У депутатов была инициатива по приобретению дорожной техники, мы об этом кричали и стучались во все двери. В итоге власти занялись приобретением техники. Нас смущало, как мы делаем дороги. Мы об этом говорили два года назад, боролись с картельным сговором, и теперь об этом говорит губернатор. Отлично, что он услышал и принял эти предложения как свои, значит он отлично умеет отбирать здравые идеи и воплощать их в жизнь.

Мы не дали продать имущество троллейбусного парка. Ждем теперь, когда мэрия реализует там инвестпроект, а не будет стремиться продавать имущество. Кстати, новая команда мэра идет сегодня именно по такому пути. Мы также вошли во все комитеты и рабочие группы. Так, предлагали, например, отдельные специалисты мэрии продать здание на остановке «Завод имени Баранова». Но можно сделать в нем ремонт и сдавать помещения в аренду, получая доход все время, а не одномоментно. В итоге, власти отказались от идеи продажи.

Приятно, что представители администрации города теперь советуются с депутатами, прежде чем что-то сделать. Каждый из нас сделал что-то конкретное на своем округе: где-то помогли организовать сквер, где-то отремонтировать школу и найти деньги на детскую площадку. Моя коллега Инна Гомолко, например, добилась, чтобы на улице Пригородной появился тротуар, который не могли сделать 10 лет.

Думаю, что не без нашего участия смогла сохраниться в городе муниципальная компания «Омскэлектро». Впереди много такой работы. Люди сегодня идут в «Оплот», ко мне на прием едут со всего города, нам верят.

- Многих смущает такой неожиданный карьерный рывок, Ткачука боятся, Ткачука ненавидят, Ткачуку завидуют, Ткачука уважают. Совершенно разные реакции, и не всегда приятные. Вы не жалеете о своем выборе, если бы можно было все вернуть назад, стали бы вы бороться за этот мандат?

- Мы их тоже всех любим (смеется). То, что отдельные люди пытались демонизировать «Оплот», даже наемные Остапы Бендеры от ЖКХ, это было целой предвыборной стратегией наших противников. И где они сейчас? Кричали: «Вот они там сейчас…», а объяснить не могли, не смогли найти случай, чтобы «Оплот» что-то сделал в ущерб городским интересам. Часто звучал вопль пригревшихся у кормушки: «Караул, идет «Оплот», сейчас что-то будет страшное». Будет, непременно, но кому? Ворам, мошенникам, всем тем, кто пригрелся у муниципального бюджета. Эти люди уже частично разогнаны из муниципальных предприятий и органов власти. И, разумеется, им этого очень не хотелось. Время все расставляет по своим местам, и кампания против «Оплота» сошла «на нет». Наоборот, все стараются вокруг нас объединиться, к нам идут депутаты. А с мэром мы общаемся только конструктивно – если спорим, то предлагаем что-то новое.

- Как в принципе складываются ваши отношения с нынешней властью? Легко ли, когда то ли друзья, то ли оппоненты то и дело распространяют информацию, что есть некий «запрет на Ткачука» и после выборов «вице-спикера начнут мочить»? Как вы к этому относитесь и есть ли вообще почва для таких слухов?

- Если и есть такие ожидания, то выглядят они, прямо скажу, болезненными. Осенними. Может, кто-то не знает, как это - когда все друг с другом если не друзья, то могут поддерживать нормальные рабочие отношения на благо общего развития. Возможно, у ожидающих очередного конфликта произошла деформация в сознании, им нужно к психологу или уже к психиатру.  

«Трудно работать при любом губернаторе»

- Вы начинали свою активную карьеру еще при губернаторе Полежаеве, работали при Викторе Назарове и сейчас также на виду при губернаторе Александре Буркове. Скажите, какой период вашей личной карьеры и период для жизни нашего региона вы оцениваете как самый сложный? Период войны Полежаева и мэра Шрейдера, противостояния губернатора Назарова и мэра Двораковского или период «дружбы» нового губернатора с мэром Омска Фадиной?

- Каждый руководитель региона работает по-своему. Никогда легко не было, и если лично ты готов предложить некий новый проект, то должен быть готов к тому, что будет не просто трудно, а очень трудно. Это, наверное, в психушке легко: получил укол и улетел. Но нормальному человеку непросто. Не могу оценивать руководителей региона, я ведь никогда не был в их шкуре. Считаю, что просто надо благодарить Бога за все. За всех руководителей, которые нас чему-то все равно научили.

При Леониде Полежаеве я существенно вырос в профессиональном плане, но применял эти знания так, что мне часто за это стыдно. Отмечу, что это позволило мне творчески и профессионально развиваться. При Викторе Назарове тоже было всякое, и я ушел из этой команды из-за разных взглядов. Но у нас сложились отличные отношения с Виктором Ивановичем. Может, время для развития моих идей еще не пришло, а может, не придет никогда. И это только лишний повод расти профессионально и рождать новые идеи, которые будут более востребованы.  

Трудно было при каждом губернаторе, и сейчас нелегко. Нынешний глава региона Александр Бурков только пришел, и пока ждать от него чего-то серьезного просто рано. Вот когда он, уже как  губернатор, сформирует команду, сделает первые серьезные шаги, тогда и станем оценивать. Мэр Оксана Фадина также не работает пока и года. Для нее это совершенно новый опыт. Она не была ранее руководителем структур, которые решали такие задачи. Но она вникает, старается стать качественным, хорошим мэром.

Наша задача, понять, чем мы друг другу полезны, и вместе вывести Омск  из депрессивного состояния. Чтобы все, кто приехал сюда, сказали, что наш город один из лучших городов России. Это не гигантомания, ни гипербола, ни фигура речи. Только стремление к большой цели позволяет достигать целей промежуточных, но тоже важных. Осталось только придумать идею и закатать рукава. Глядишь, через 10 лет мы станем самыми прогрессивными. Когда прогресс – это постоянное движение вперед, развитие. Мне представляется невозможным некий гомеостаз – такое вот замирание в наивысшей точке хоть в судьбе региона, хоть в человеческой судьбе. Любая остановка – это всегда движение вниз…  

- Как вы оцениваете нынешние губернаторские выборы, это ведь одна из самых спокойных выборных кампаний за последнее десятилетие, но почему-то в воздухе витает некая тревожность. Есть ли для этого основания? Как вы вообще оцениваете перспективы развития Омской области, каков ваш прогноз?

- Люди устали от выборов. Сначала выборы губернатора в 2015 году, потом Госдума и горсовет, полгода назад мы выбирали президента России. А еще выборы в сельсоветы, местные и поселковые главы. Люди устали физически. Плюс предрешенность, отсутствие интриги могли повлиять на явку. Но результат Александра Буркова, как предполагалось, стал высоким. Объективности ради следует заметить, что из более-менее известных конкурентов был только Алексей Ложкин. Остальные соискатели набрали, как я предполагал, в общей сложности 4-5%. Парадоксально, но логично - главное в выборах даже не выборы, а жизнь после выборов.

У Омской области однозначно есть перспектива развития. Сейчас заводы, например, ждут инженеров, и они могут получать там по 100-120 тысяч рублей в месяц. Это раньше все шли в бухгалтеры и юристы, сейчас ситуация другая. Хорошие «подъемные» дают врачам в селах. Есть локальные успехи и предпосылки для того, чтобы люди не уезжали и оставались в родном городе работать и вместе развивать его. Нам только нужна экономическая идея.

- А сейчас не самый приятный вопрос: вы уже ощутили на себе неприятные стороны политики? Ну, это когда копаются в твоей личной жизни и пытаются заглянуть в кошелек?

- Когда ты принимаешь решение идти в политику, ты должен быть к этому готов. Это определенная нагрузка отвечать за всю свою жизнь перед избирателями. И я знаю, что никогда и ни у кого не получалось так вот тотально нравиться всем без разбора. Так что держать удар - это полезный навык. Политика этот навык великолепно тренирует. Что бы ты ни делал хорошего для города, все равно найдется тот, кто тебя за это осудит. Всегда будут люди, которые станут тебя обсуждать и осуждать.

- Еще один очень личный вопрос – это вопрос религии. Вас хорошо знают представители РПЦ, вы лично участвовали в продвижении проекта строительства Серафимо-Вырицкой обители милосердия. Скажите, ваши религиозные проекты – это дань новой политической моде, когда каждая известная персона обязательно должна обозначить свое присутствие в церкви, или это все-таки личная позиция? Труден ли вообще был путь к Богу, учитывая ваше довольно специфическое образование? Вы ведь окончили в свое время факультет ракетостроения. А туда часто попадают убежденные атеисты.

- Я был одно время руководителем оргкомитета Серафимо-Вырицкой обители. Просто помогал епархии организоваться, наладить работу и юридическую форму. Выступал как консультант-стартапер. Руководителем же проекта с самого начала является протоиерей Олег Цветков, доверенное лицо митрополита Владимира. Они, кстати, в рамках работы обители уже открывают третий приют. Конечно, до строительства полноценного комплекса зданий обители еще далеко, но процесс идет уверенно.

Если говорить о вере, то скажу - я долго ходил вокруг церкви… Мои родственники по отцовской линии живут на Западной Украине. И религиозная традиция там очень сильна. Мои родные всегда пели в церковном хоре, они униаты - христиане, подчиненные католической церкви. Простые сельские жители. У них не празднуют Новый год, только Рождество, вместо дня рождения – именины, а Пасха - главный праздник. По воскресеньям все село идет в храм на литургию. Идут в самой нарядной праздничной одежде. Дома всегда висят иконы, перед едой все молятся. Меня каждый год родители возили на Украину. Как-то мне сестра рассказала о Боге. Я был очень впечатлен, приехал в школу и по детской чистоте душевной сообщил всем об этом откровении. Это был 1981 или 1982 год, учительница быстро осознала, что в классе идет религиозная пропаганда, созвала классный час, доказывая несуществование Бога. Нам, десятилетним детям, для которых тогда авторитет взрослого человека был безальтернативным, не поверить педагогу было сложно, почти невозможно. Меня тогда жутко высмеяли. И на какое-то время даже переубедили!

По маминой линии также были все верующие. От мамы в наследство мне достались прабабушкин молитвослов и крестик со сломанным ушком. Вера была во мне все время, но в разных формах. Я искал ее и побывал в разных сектах, у экстрасенсов, психологов, изучал НЛП. Меня даже звали работать психотерапевтом, говорили есть талант. Слава Богу, мне хватило сил и здравого смысла пойти иной дорогой. Потом уже через годы, когда я пришел на венчание, встретил в Ачаирском монастыре своего бывшего коллегу по работе. Он к тому времени уже принял священнический сан. Как-то он обронил такую фразу: «Ты венчаешься? Ну, да, сейчас это модно!» И меня так это задело! Ведь в душе-то я знал, что делаю это искренне и честен перед Богом.

Знаете веру в Бога, потребность человека в Вере, можно ведь объяснить и совсем просто. Как это сделал один писатель: «Жизнь без Бога мне представляется более скучной, чем жизнь с Богом». Или парадоксально, как Квинт Септимий Флоренс Тертуллиан: «Верую, ибо абсурдно».  Или как Борис Гребенщиков, который на вопрос журналиста: «Вы верите в Бога?», ответил: «Что в него верить? Он реальнее всех нас».

Вот с этим внутренним ощущением я много лет ходил «вокруг» церкви и не доверял священникам. Как-то был на круглом столе по борьбе с наркоманией, и там находился дьякон, сейчас отец Александр, священник села Пушкино. Он подошел и просто так спросил, хожу ли я в церковь. Я ответил, что нет такого батюшки, который бы действительно служил Богу, а не на работу ходил, что я не доверяю священникам. И тогда он свел меня с таким батюшкой, настоятелем храма «Всех святых» на бывшем Казачьем Кладбище Владимиром Игнатюком. Постепенно я стал прихожанином этой церкви и являюсь им уже 5-6 лет. Я теперь литературу даже стал по-другому воспринимать, ведь для меня открылся целый мир русского православного слова. Теперь я убежден, что Федор Достоевский писал свои произведения как глубоко верующий человек, показывая людям путь к Богу. После всего этого и себя воспринимаешь по-другому. Более критично. Мне кажется, что я так мало делаю для людей. В Евангелии есть строки, что в образе просящего всегда к нам приходит сам Христос. И каждый раз это экзамен для твоей души. Вот я понял для себя, что далеко не всегда прохожу этот экзамен с честью.

Если бы люди читали православную литературу, у нас бы не было работы для психотерапевтов. По сути, там, у святых отцов Церкви, есть ответы на все вопросы: как семью строить, как душу спасти, как относиться к болезням, бедам, как строить отношения с людьми, как жить по Законам Божиим. А мы всю жизнь, имея все ответы под рукой, ищем чего-то своим умом. Может, от этого и все наши проблемы.

«У нас хорошие отношения со Шрейдером и Назаровым»

- Возвращаюсь к светской теме. Есть информация, что вы общаетесь со своими бывшими «шефами»: и с экс-мэром Омска Виктором Шрейдером (ныне депутат Госдумы), и с экс-губернатором Виктором Назаровым (сейчас сенатор от Омской области). Так ли это, и насколько для вас вообще важно сохранять контакты и хорошие отношения с теми, с кем приходилось работать?

- У нас хорошие отношения с Виктором Шрейдером и Виктором Назаровым. Мы с ними видимся нечасто, они в Москве, приезжают в Омск только на региональные недели. Друг другу помогаем по обращениям граждан. Например, жители поселка Светлого страдают от того, что там земли Минобороны, и нельзя что-то построить. Виктор Филиппович бьется за это. Мы с ним в контакте постоянно. Понимаете, люди с совпадающими жизненными интенциями, с похожими мировоззренческими позициями – никогда не враги друг другу. Можно и нужно спорить о частностях, но врагами стать не получится. Позволю себе категоричное суждение: созидатели всегда найдут общий язык и преодолеют временные разногласия, потому что конечные цели - одинаковые. 

- У вас долгое время были серьезные проекты с известным политтехнологом Сергеем Старовойтовым. Скажите, вы общаетесь сейчас, почему в конечном итоге каждый занялся своей карьерой индивидуально?

- Мы с ним всегда поддерживаем хорошие товарищеские отношения. Просто в жизни настает какой-то период, когда надо для развития придумывать новый шаг. Конечно, можно успокоиться и остаться в одной поре. Для меня это смерть. Я уже говорил об опасности гомеостаза.

И для Сергея, видимо, тоже. Каждый сделал для себя свой выбор. Я решил развиваться в политике, а он в медийной, консультативной сфере. Мне хочется сделать что-то большое, настоящее для Омска будучи во власти. Амбиция? Возможно. Но работать на благо общества для меня не декларация, пусть даже изощренно заявленная, а совершенно конкретный поступок. И чтобы у меня была возможность совершать такие поступки – нужно идти во власть. У Сергея более свободолюбивый характер, он хочет развиваться в сфере консалтинга. Это его выбор, может, более удачный, чем мой. А наши товарищеские отношения сохраняются в том же виде. И я искренне этому рад. Ведь каждый человек, которого тебе в твоей жизни дает Бог, враг он тебе или друг, дает тебе возможность возрасти душой и стать в итоге лучше.

Фото: Максим Самылкин

Перейти к другим новостям из категории "Интервью"
Читать все последние новости Омска
Загрузка...

Стало известно, когда повысится плата за проезд в Омске

Сегодня 11:46

203

В следующем году может смениться председатель Омского областного суда

Сегодня 11:45

91

Бюджет Омска – 2019 надеются пополнить на 1,5 млрд рублей за счет транспорта

Сегодня 11:35

113

Pandora в Омске: официальный дилер представил сервис нового уровня

Вчера 14:34

563

Мэрия бьет тревогу: омичи продолжают тысячами покидать город

Мэрия бьет тревогу: омичи продолжают тысячами покидать город

09 ноября 2018 11:38

158294

Известная омская гимнастка стала дважды мамой

Сегодня 11:02

230

В списке попавших под обыск в Называевске оказался и родственник главы города

В списке попавших под обыск в Называевске оказался и родственник главы города

31 октября 2018 21:37

7783

Исилькульское общество инвалидов поздравил с 30-летним юбилеем депутат Степан Бонковский

Сегодня 10:10

115

Министр культуры РФ назвал маргиналами поклонников творчества Егора Летова

Сегодня 09:43

386

Сбербанк подвел промежуточные итоги «Зеленого дня»

Сегодня 09:41

160

Омичка, подарившая свою дочь учительнице из Питера, все-таки лишилась своего ребенка

Сегодня 09:13

300

Одна из фирм-прокладок «Омской топливной компании» была оформлена на сослуживца бизнесмена Агаркова

Сегодня 08:00

338

Омская сеть киосков с шаурмой запатентовала собственный бренд

Сегодня 07:10

318

Гособвинение попросило для бывшей судьи Вовченко условный срок, но и этого наказания может не быть

Вчера 22:03

431

Аппарат губернатора Омской области ищет советника по борьбе с коррупцией

Вчера 21:02

484

Из-за аварии жители омских Нефтяников остались без воды

Вчера 20:22

387

Злому голубю по кличке Гадик омские ветеринары исцелили сломанную лапку

Вчера 20:05

1421

Бурков устроил чистки в областной комиссии по секретным архивам

Вчера 18:10

594

Стало известно, почему ломаются омские светофоры

Вчера 17:04

423

Омским «зайцам» повысят штрафы за безбилетный проезд

Вчера 16:19

565

Омские депутаты намерены отстоять «ночные» автобусы

Вчера 16:03

1594

Омичи массово валятся с ног

Вчера 15:33

2120

ИНСАЙДЫ НЕДЕЛИ: стало известно о новом претенденте на мандат Шушубаева в омском Заксобрании

Вчера 14:54

649

Pandora в Омске: официальный дилер представил сервис нового уровня

Вчера 14:34

564

В Омске больше двух недель не могут найти 37-летнего мужчину

Вчера 14:30

487

Треть жителей Омска столкнулись с харассментом на работе

Вчера 14:23

1551

Легендарный фонтан из сгущенки, удививший Путина и Назарбаева, выставят на всеобщее обозрение в Омске

Вчера 14:08

698

В Омске анонсировали масштабную транспортную эволюцию с переводом автобусов на газ

Вчера 13:20

634

Депутат Степан Бонковский поможет в развитии региональной инициативы по программе «Юнармия»

Вчера 13:15

281

Омич выпустил партию оригинальных значков со знаменитым забором у Сибзавода

Вчера 13:06

451

Сбербанк снизил ставки и увеличил срок кредитования по потребительским кредитам

Вчера 12:45

393

«Нужен жесткий контроль»: омский губернатор Бурков раскритиковал чиновников из-за дольщиков

Вчера 12:36

423

Экс-глава омского УМВД Юрий Томчак стал вице-мэром

Вчера 11:53

939

Бездомный хоккей из-за бездумных трат на «Арену-Омск»

Бездомный хоккей из-за бездумных трат на «Арену-Омск»

01 ноября 2018 06:30

2560

В Омской области уснул первый медведь

В Омской области уснул первый медведь

01 ноября 2018 21:07

3320