Криптовалюты

Доллар - 65,51

Евро - 74,33

Тенге - 0,17

Спецпроект4176

Омская элита про угрозу с запада: мессенджеры  как удобная  иностранная разведка

Омская элита про угрозу с запада: мессенджеры как удобная иностранная разведка

Российские чиновники и бизнесмены стали вдвое чаще пользоваться мессенджерами, а тем временем секретарь Совбеза Николай Патрушев предлагает запретить чиновникам использовать иностранные сервисы из-за потенциальной угрозы безопасности. «СуперОмск» выяснил у наших чиновников и бизнесменов, какими мессенджерами они предпочитают пользоваться и насколько могут быть судьбоносны слова Патрушева.

Российские чиновники и бизнесмены стали вдвое чаще пользоваться мессенджерами, а тем временем секретарь Совбеза Николай Патрушев предлагает запретить чиновникам использовать иностранные сервисы из-за потенциальной угрозы безопасности. «СуперОмск» выяснил у наших чиновников и бизнесменов, какими мессенджерами они предпочитают пользоваться и насколько могут быть судьбоносны слова Патрушева.

Российские чиновники и бизнесмены стали активнее пользоваться мессенджерами вроде WhatsApp, Viber и так далее, сообщает РБК, ссылаясь на данные крупнейшего телеком-оператора России МТС. В этом году зафиксирован двукратный рост потребления подобных сервисов. Люди начинают больше пользоваться интернетом, мессенджерами, предпочитают реже отправлять СМС и гораздо меньше звонить — ведь напечатать пару нужных слов в вышеперечисленных сервисах гораздо проще.

А тем временем секретарь Совбеза Николай Патрушев раскритиковал чиновников, которые по работе обращаются к иностранным сервисам.

«Серьезную опасность представляет использование сотрудниками органов госвласти регионов и местного самоуправления для решения служебных вопросов информационно-телекоммуникационных ресурсов, расположенных за пределами РФ», — сказал Николай Патрушев на совещании во Владивостоке, громогласно заявив о системной проблеме для всей России.

По мнению чиновника, использование таких решений вредит защищенности государственных и муниципальных информационных систем, а значит необходимо ввести соответствующий запрет.

Слова Патрушева развили и депутаты Госдумы. Вице-спикер нижней палаты эсэр Николай Левичев заговорил о необходимости запретить госслужащим использовать зарубежные компьютерные программы и приложения не только на работе, но и на личных электронных устройствах. А член комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции единоросс Илья Костунов предложил еще и ввести санкции за использование продукции Google, WhatsApp и других сервисов. Тренд на борьбу с мессенджерами поддерживают и операторы, но из меркантильных целей.

«СуперОмск» выяснил у наших чиновников и бизнесменов, какими мессенджерами они предпочитают пользоваться в работе или личной переписке. Кроме того, наши спикеры порассуждали, насколько имеют вес и могут быть судьбоносны слова Николая Патрушева.

 

Алексей Нестеренко, председатель избирательной комиссии Омской области:

Я совершенно стандартным набором пользуюсь по той простой причине, что у меня смартфон. Хоть он и гордо называется Sony, но он у меня слабенький, и мои попытки подключить WhatsApp или Viber просто «просаживают» этот мой смартфон. Он начинает глючить, начинает тормозить. Поэтому я этими приложениями не пользуюсь, к сожалению, потому что они, наверное, все-таки удобные. Возможно, я со временем рассмотрю возможность приобретения смартфончика чуть-чуть помощнее. Сейчас я элементарно пишу смс, когда это длинные сообщения – пользуюсь голосовым набором. Поскольку я тоже офицер в отставке, то понимаю, о чем идет речь в предложении Патрушева, но я к этому отношусь чуть-чуть по-другому. Я не думаю, что есть принципиальная разница между гаджетами, а есть принципиальная разница в понимании того, что можно в мессенджерах отправлять, а что нельзя.

 

Вадим Морозов, зампред комитета по экономической политике и инвестициям регионального Заксобрания:

Несмотря на все удобство мессенджеров, для связи с партнерами и друзьями у меня остаются более актуальными звонки и встречи. В целях удобства избирателей из отдаленных районов, которые хотели бы задать вопрос или получить разъяснение вне встреч, используется мой сайт или соцсети: «ВКонтакте», «Одноклассники».

Вопросы государственной безопасности важны. Если существует угроза раскрытия государственной тайны, то целесообразно предпринять всевозможные меры по ее сохранению. Государственная служба изначально предполагает ограничения деятельности по сравнению с другими областями трудовой занятости. Кроме того, у чиновников есть дополнительные преференции за хранение данных, приравненных к государственной тайне. Поэтому не вижу ничего плохого в данном запрете.

 

Сергей Калинин, председатель совета директоров ХК «Акция», депутат Заксобрания Омской области:

Пользуюсь абсолютно всем – WhatsApp, Skype, Viber. Пользуюсь лично сам и настоятельно рекомендую коллегам в компании. Иностранные мессенджеры очень удобны и дешевы. С русскими сложнее. Хотя от смс, конечно, не отказываюсь. К заявлению Патрушева отношусь очень спокойно. У нас не тот, не федеральный, уровень политики, чтобы за нами еще американцы следили.

 

Игорь Антропенко, председатель комитета по вопросам градостроительства, архитектуры и землепользования:

Вы знаете, я пытаюсь пользоваться всеми возможными мессенджерами. Не могу сказать, что я продвинутый пользователь. Под категорию чиновников я пока не попадаю еще, но не вижу ничего предосудительного в использовании мессенджеров. Это удобно.

Если секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев мотивированно обоснует свое предложение и законодатели введут ограничения, придется с ними согласиться. Для меня, простого жителя города Омска, конечно тема иностранных разведок слишком далека. Меня больше беспокоят проблемы дорог, общественного транспорта, полигоны твердых бытовых отходов.

 

Дмитрий Крикорьянц, первый заместитель министра по делам молодежи, физической культуры и спорта Омской области:

WhatsApp  я пользуюсь, безусловно, а Viber – редко, но тоже пользуюсь. Официально рекомендации не пользоваться этими мессенджерами не было. Если запретят, то я откажусь от этого, да и все. Это не принципиально.

 

Михаил Курцаев, владелец сети пиццерий «Кантанелло»:

Я могу ими пользоваться, но мне скрывать практически нечего. Меня это никак не волнует. А чиновники да, скрывают, очень сильно скрывают. Спокойно пользуюсь почтой. У меня нет  криминальных секретов. Патрушев боится, потому что он знает, что у него много мошенников, которых можно зацепить. Посмотрят, проверят, запишут и предъявят компроматом. Он боится, что на компромате поймают чиновников. В принципе в любой стране это нормально. Я положительно отношусь к этому, слишком много мошенников среди чиновников, просто очень много.

 

Виктор Лапухин, министр культуры Омской области:

Один из мессенджеров у меня установлен. Но острой необходимости в его использовании у меня нет. Иногда обращаюсь к нему только для личной переписки.

 

Юлия Соколенко, советник врио губернатора Омской области:

В первую очередь я пользуюсь Skype. И чаще всего я пишу смс-сообщения, может для кого-то это странно, но я очень много смс пишу. Именно по работе, потому что часто бывает: находишься на каком-то мероприятии, на котором разговаривать нельзя, или коллега, которому ты пишешь, тоже на мероприятии. Поэтому смс в активном ходу.

По поводу рекомендации Патрушева на мне лично это никак не отразилось, потому что ни WhatsApp, ни Viber я никогда не пользовалась. Лично мне по большому счету все равно. Что касается каких-то вопросов безопасности, это, наверное, специалисты должны комментировать. Вообще мне кажется, сейчас безопасность всего Интернета под вопросом – бывают ситуации, когда взламываются и аккаунты в социальных сетях, и переписки.

 

Владимир Волков, председатель совета директоров ОАО АКБ «ИТ Банк»:

Я пользуюсь только WhatsApp. А вообще бизнесмены давно знают, какие вещи тяжело прослушивать. У меня есть правило проводить личные встречи без телефонов, а переговоры, как правило, тоже лучше проводить лично, прогуливаясь по длинному коридору. Патрушев совершенно верно сказал о мессенджерах. Ведь понятно, что тот, кто их разрабатывал, вполне мог сделать «прибамбасы», позволяющие прослушать.

 

Татьяна Тренина, начальник главного управления информационной политики Омской области:

Я пользуюсь Skype и Viber. По поводу рекомендаций Патрушева мне кажется, что мессенджер – это просто носитель, не более чем. Может, у него и есть основания предполагать, что они насквозь прозрачны. Но я не думаю, что мои переговоры имеют какое-то принципиальное значение. Поэтому пока пользуюсь именно вот этими приложениями.

 

Владимир Компанейщиков, руководитель аппарата губернатора и правительства Омской области:

Я ничем не пользуюсь и стараюсь все вопросы решать либо по телефону, либо при личных встречах по одной простой причине, что это увлечение различными мессенджерами очень серьезно искажает иногда смыслы, то есть нужно в короткие строчки вложить некие вещи. Все-таки серьезные вопросы требуют понимания и контекста, и подтекста, и гипертекста, и чего-нибудь еще. У меня скачаны все эти стандартные мессенджеры, но я ими не пользуюсь.

Учитывая одно из прежних мест моей работы (Управление ФСБ), к рекомендации Патрушева я отношусь очень серьезно. И более того, очень жестко ориентирую своих коллег – подчиненных по аппарату и министров, чтобы они самым тщательным образом соблюдали все требования информационной безопасности. Поэтому я считаю, что позиция, которую озвучил Патрушев, абсолютно оправдана. Есть вопросы, связанные с безопасностью государства, информационной безопасностью деятельности органов исполнительной власти. Эти вопросы, конечно, требуют самого тщательного внимания. Потому что бездумное пользование различными сервисами, действительно, создает реальную угрозу национальной безопасности.

 

Валерий Кокорин, депутат Омского городского Совета, генеральный директор компании АСК:

Я не пользуюсь никакими иностранными мессенджерами. Понятно, что при такой совершенной технике, какая существует сегодня, соответствующие структуры могут свободно накапливать, читать, пользоваться информацией, которая проходит через WhatsApp, Viber, Skype. Вряд ли вся эта информация осмысливается, потому что объем огромный, но накапливаться-то она накапливается на серверах. Поэтому Патрушев во многом прав. Чьи-то разговоры никому не нужны, а разговоры руководителей государства, министров федерального уровня, самого Патрушева много кому интересны. Поэтому я согласен, что чиновникам высокого ранга стоит не общаться через иностранные мессенджеры или хотя бы не отправлять через них рабочую информацию.

Виталий Ганнащук, Александра Суханова, Ирина Чернышева

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен.

Перейти к другим новостям из категории "Спецпроекты"
Читать все последние новости Омска и Омской области